О Б.Асаде

На фоне разгорающегося международного скандала, в котором, как водится, Россия опять оказалась на первых ролях, возникает вопрос: а к то же такой на самом деле этот Башар Асад. Почему вокруг него идет гражданская война, а другой тоталитарный диктатор, Владимир Путин, не первый год сохраняет ему жизнь и защищает с воздуха его правительственные войска.

Сплетение судеб и политических интересов в Сирии — вопрос сложный даже для специалистов по Ближнему Востоку. Однако на самом деле, гражданская война не должна отвлекать мировую общественность от самого главного. Башар Асад давным давно перешел ту самую красную черту, за которой его режим не имеет никакого права на существование в сегодняшнем мире.

Башар Асад: биография

Башар Асад родился в 1965 году, причем судьба, кажется, с самого начала поцеловала его в причинное место. Его отец, когда будущему диктатору и убийце еще не исполнилось пяти лет, в результате переворота возглавил страну. А заодно и возглавил местную партию Баас, название которой нам хорошо известно по соседней стране — Ираку, где оно связано с ныне уже покойным Саддамом Хусейном.
Интересно, что в отличие от отца, Башар Асад вовсе не военный по своему образованию, а врач. Офтальмолог. Свое первое образование он получил в Сирии, а продолжил учебу в Великобритании. Однако поездка в цивилизованную страну ни капельки не помогла будущему диктатору. Никакая Англия так и не смогла вправить ему мозги.
Наследником отца первоначально должен был стать старший брат Асада, Басиль. Но он погиб в 1994 году в автокатастрофе. Таким образом в итоге трон достался Башару.

Хазеф Асад, его отец, правил страной 30 лет. Свой пост он покинул ногами вперед только в 2000 году, скончавшись от сердечной недостаточности. В то время диктаторам, в отличие от 21 века, все еще время от времени удавалось умереть своей смертью.

Как это часто бывает, местный парламент вытер ноги о конституцию страны, подогнав основной закон под избрание Башара Асада на должность президента. В частности, пришлось изменить минимальный возраст кандидатов.

Выдвигала Асада правящая партия Баас — на безальтернативной основе. Результаты первого и последнего голосования оказались ожидаемы — свыше 97% «за». Второй раз выборов уже не было, решили обойтись референдумом с вопросом, доверяет ли народ своему вождю.

Политика Асада

За время своего бессрочного правления Башар Асад успел поссориться с США и Израилем. У специалистов по Ближнему Востоку есть серьезные основания полагать, что именно он и его отец поддерживали палестинских террористов.
Но внешняя политика диктатора — это полбеды. Настоящая катастрофа разразилась внутри Сирии. Начиная с 2011 года население страны наотрез отказывается подчиняться тоталитарному режиму. И первоначально мирные выступления быстро переросли в полномасштабный вооруженный протест.
Надо понимать первопричину столь жесткого противостояния. Дело в том, что племена алавитов, откуда происходит семья Асадов, явно не представляют собой сирийское большинство. Однако править они хотят — пожизненно и всей страной.

А всех несогласных — Башар Асад по тоталитарной традиции обвиняет в терроризме. Что для сегодняшнего дня — вовсе и не новость. Можно сказать, что все диктаторы так делают. Хотя на самом деле, террористические организации из соседней страны точно также являются врагами рядовых сирийцев, как и всего остального человечества.

Преступления Асада

До сих пор нет точных данных, сколько своих сограждан власть Басара Асада убила в своих застенках или мучает до сих пор. Число погибших оценивается приблизительно в пять тысяч человек. А арестованных в 14 тысяч. Тысячи сирийцев оказались вынужденными бежать в соседние страны. Многим удалось добраться до Европы. В Сирии происходит полномасштабная гуманитарная катастрофа.

Помимо репрессий в отношении своих граждан Башар Асад также обвиняется в преступлениях против человечности и в военных преступлениях. В том числе доказано применение его армией химического оружия. Как минимум 10 граждан Европы подверглись задержанию и пыткам в Сирии. Как минимум 600 медицинских работников были убиты в ходе войны.

Все это однозначно говорит о том, что Башара Асада ждет международный трибунал. Если он, конечно, до него доживет.

 

Режим Путина — как трухлявый баобаб

 Виктор Суворов

Известный писатель ВИКТОР СУВОРОВ (Владимир Резун), автор знаменитых книг «Ледокол», «День-М», «Аквариум» полагает, что режим Владимира Путина катится в пропасть. И это показали недавние выборы в Госдуму РФ, на которых были зафиксированы фальсификации и низкая явка избирателей. Об этом проживающий сейчас в Великобритании писатель рассказал в первой части интервью «Апострофу». По мнению ВИКТОРА СУВОРОВА, конец режима Путина может произойти в результате дворцового переворота и неминуемо станет концом России. Украине не стоит бояться этих процессов, а необходимо заняться укреплением армии и экономическими реформами, отказавшись от попыток вернуть Крым и Донбасс. Если Украине удастся совершить экономическое чудо, сепаратистские анклавы сами попросятся назад. 

— Владимир Богданович, в России недавно прошли выборы в Государственную Думу. Оцените их результаты.

— Я выборы оцениваю положительно. Нужно сказать, что количество людей, которые принимают участие в выборах, постоянно и неуклонно сокращается. И это очень важно, потому что власть боится народа и поддержка тает, как ледышка на сковородке. Если бы на выборы вообще никто не пришел — вот это была бы оплеуха. Но Россия к этому потихоньку движется. Мудрые немцы говорили: «не садись с чертом кашу есть, у него ложка все равно длиннее». Идти на выборы — это большая глупость, если мы знаем, что режим изменить нельзя, а можно только легализовать его, придать ему законную форму.

Должен сказать, что и режим очень четко понимает, что дело его «труба», дело движется к закату. По интернету проскочило множество тайных съемок того, как в урны вбрасывали бюллетени. Если бы власть была уверена, что ее поддерживают 86% людей, то этого бы не нужно было. Если мы любимы всеми гражданами, то зачем устраивать «карусели» и позорные вбросы?

— Но если сравнить ситуацию сейчас и в 2011 году, когда были предыдущие выборы в Госдуму России, то пять лет назад люди вышли на улицы, протестуя против фальсификаций. Сейчас тоже были вбросы и «карусели», но люди молчат. Почему так?

— Этому есть очень простое объяснение. Пять лет назад у оппозиции были какие-то лидеры и были какие-то лозунги. И народ поднялся, зная, что есть лидеры, которые поведут его вперед. Но получился пшик. Никто не призвал народ на баррикады, никто не предложил устроить Майдан. Лидеров не оказалось. Какие-то странные товарищи с трибуны что-то прокричали в микрофон — и все закончилось. Не было той зажигательной искры, которая проскочила в Украине на Майдане. Не было готовности стоять до конца. И сейчас все поняли: толку не будет. Ну, выйду я на улицу. Постою. Насморк получу. Кто-то что-то будет непонятное вдалеке кричать в микрофон. И что? Ничего!

— В Украине в первые дни Майдана в 2013 году тоже не было лидеров. Но люди вышли и стояли…

 Лидеров, может быть, и не было, но была небольшая группа людей, готовых идти до конца. На смерть. Они были готовы показать пример. И с этого все началось. Распространялись новости по всей Украине. Люди новые присоединялись. Строили баррикады, палатки ставили. В России этой искры не оказалось. А в Украине она нашлась. Это были те люди, которые встали и сказали — мы будем здесь до конца. Именно они стали той искрой, которая взорвала пороховую бочку.

— Вы предсказывали, что режим Путина падет еще в 2015 году. Но после недавних выборов у него появилось мощная поддержка в Госдуме в лице «Единой России». Значит, власть Путина только крепнет, но вы продолжаете говорить, что его режим катится к своему закату. На чем основывается ваша уверенность?

 Да не к закату он катится. Он катится в пропасть, причем стремительно. Посмотрите, находят полковника с немыслимой суммой денег (речь идет о 8 млрд рублей, найденных в квартире полковника МВД России Дмитрия Захарченко, — «Апостроф»). Полковника! Вы представляете себе уровень разложения и коррупции. Ведь что происходит? С 2000 года цена на нефть поперла вверх, после чего миллионы, миллиарды, а потом и триллионы долларов обрушились на Россию. Всем стало очень хорошо. А сейчас халява завершается. И эта нефть сыграла очень злую шутку с Россией… Представьте себе негра в жаркой Африке, у которого на деревьях бананы растут. И ему не надо работать. А скандинаву на Севере, наоборот, зимой может быть очень холодно и плохо. Поэтому он дрова собирает, мясо, рыбу заготавливает. Так вот, Украине повезло, что не было у нее такой халявы. А России не повезло. Свалилось на нее нефтяное проклятие, когда ничего не надо делать. И от того, что эта халява сейчас кончается, этот режим обречен. Он рухнет. Давайте не говорить о сроках, но он рухнет. Развалится и посыпется.

— А как вы себе представляете падение этого режима? Дворцовый переворот? Аналог украинского Майдана? Что должно, по вашему мнению, произойти, чтобы режим Путина рухнул?

— Обратимся к историческим аналогиям, имевшим место без малого сто лет назад. Могущественная Российская империя. Идет Первая мировая война, и вроде бы все складывается в пользу России. Германия и Австро-Венгрия со всех сторон обложены. В Германии голод, а в России вроде есть чем людей кормить. И вдруг в России все внезапно рухнуло. За какие-то пару дней исчезла целая империя. Или вот вспомним Муаммара Каддафи. Нефть у него была, денег великое множество, и вот все внезапно упало. На мой взгляд, крушение в России произойдет не в результате народных выступлений. Скорее всего, придворные олигархи, которые потеряли громадные миллионы и миллиарды из-за политики Путина, поймут, что их деньги находятся под угрозой. Ведь еще три года назад они свободно ездили в Европу, строили себе там яхты, а теперь они не знают, что случится с ними завтра и сохранят ли они свои капиталы. Поэтому их интерес — это дворцовый переворот. Сбросить Путина и сказать всем, что он во всем виноват. Так было после смерти Сталина. Его самые верные друзья — Берия, Хрущев, Маленков — все свалили на Сталина. Поэтому я совершенно не исключаю дворцового переворота. И для этого есть множество индикаторов. Например, Путин создает Нацгвардию, которую подчиняет лично себе…

— МГБ создает

 МГБ  это полнейший завал. МГБ! Ну, пусть бы КГБ создал. Это хотя бы комитет, а не целое министерство. Чисто сталинский подход. То есть Путин запуган, Путин боится. Но давайте не назначать сроков, когда все рухнет. Его режим похож на трухлявый баобаб, сгнивший изнутри. Может сто лет простоять, а может завтра упасть. Пробежал мимо муравей, задел его лапкой, он и рухнул. Рухнет все, рухнет обязательно.

— Создавая МГБ, Путин мнит себя Сталиным? Хочет быть похожим на него?

— Сталин — это злодей. Но злодей великий. В каком-то смысле я его уважаю, хотя бы за то, что он не строил себе дворцы, не летал с журавлями, не вылавливал в Черном море греческие амфоры. Сталин не был клоуном. Это был мудрым человеком. У него было чувство юмора и чувство меры. Сталин всегда появлялся перед народом в скромной одежде. А когда едет Путин, его сопровождает армада мотоциклов, а впереди вся Москва пустая. У Путина нет чувства меры. У него вкуса нет. Путин попал во власть случайно, а Сталин прорвался к ней и потом удерживал тридцать лет. А Путина поставил Ельцин, при котором возникли все олигархи, вся уголовная братия, разворовавшая страну. А поставил он его потому, что на Путина был компромат. Мол, я сейчас ухожу на пенсию, а ты будешь у нас главным начальником. Но ты меня не тронешь! А если тронешь, то мы тебя прямо сразу и раздавим. Вот в этом и разница между Сталиным и Путиным. Первый сам прорвался к верховной власти, а второго туда поставили, чтобы он не трогал всех воров и проходимцев, которые сидят во власти.

— Многие думают, что в случае ухода Путина для Украины все будет хорошо. А может, нам как раз и стоит опасаться какого-нибудь хаоса вследствие развала России? Революции, гражданской войны? 

— После крушения власти Путина произойдет крушение России. Дальний Восток захватят китайцы. Я сам родился на Дальнем Востоке, там прошло мое детство, я знаю, что там происходит. Китайцы его уже заселяют. Если же китайцы захватят Сибирь, а они ее захватят, то там находятся все природные ресурсы. А кроме природных ресурсов ничего в России и нет. То есть крушение путинского режима означает крушение России. Если Украина будет мощной в экономическом и военном смысле, сумеет победить коррупцию и защитить свои границы от потока беженцев, то бояться развала России не стоит.

— А вы как человек военный могли бы сравнить качество украинской армии в 2014 году и сейчас?

— У меня есть друзья, которые воюют там (на Донбассе, — «Апостроф»). Эти ребята сражаются за свои убеждения, в отличие от российских солдат, которые делают то же самое за деньги. Я очень не люблю Ленина, но однажды Ленин сказал нечто очень важное и правильное: победа в конечном итоге определяется духом тех масс, которые непосредственно на поле брани проливают свою кровь. Самое главное — это когда есть желание пойти и умереть за свою страну. И вот это в Украине есть. Поэтому я за Украину не беспокоюсь ни в коем случае, боевой дух у нее очень высокий. А когда мы сравниваем украинскую армию 2014 и 2016 года — это, конечно, небо и земля. В мирное время армия деградирует. Это знают все. Армия создана для войны, и если она не воюет, то в ней начинается парадная показуха. Война как раз и является живительной струей. Пожалуйста, не уличите меня в каких-то злых мыслях, я прекрасно знаю о страданиях народа. Но все же война, а особенно война за независимость, которую ведет Украина, — она очищает армию, страну и народ.

— А почему, по вашему, наступление украинской армии летом 2014 года не увенчалось успехом?

— Не мне из прекрасного далека давать великой стране рекомендации и комментировать такие вещи. Ребята кровь проливают, а Витя Суворов, сытый, довольный, жена ему еще и галушек с пивом принесла, будет тут рассуждать. Но с другой стороны — это моя страна, моя любимая Украина. На мой взгляд, есть два очень важных момента: захват территории или сокрушение врага. Захват территории — это всегда ошибочная стратегия. Например, идет Бонапарт на Москву. До тех пор, пока он не разгромил армию, захватывать территории не имеет смысла. Или Гитлер. Сначала ему нужно было разгромить Красную армию, а потом захватывать территорию. Так вот, разгром армии — это самое главное. Но если на территории живут люди, которые не хотят считать себя украинцами, то пусть они там и останутся. Отгородиться от них! Не нужно никакой освободительной войны. Пусть наши ребята не проливают свою драгоценную кровь за территории, где живут люди, проголосовавшие за независимость. Насильно мил не будешь Вот когда они сами поймут, что Россия им не поможет, что единственная страна, в которой они хорошо жили, это Украина, тогда они сами попросятся обратно и разгонят своих бандитов. Или сами попросят помочь избавиться от всяких там «захарченков».

— Про Крым вы то же самое можете сказать?

— То же самое могу сказать и про Крым. Многие этого еще не поняли, но Крым обречен. И вот почему. В течение нескольких десятилетий Крым по каналу питался водой из Днепра. Она использовалась для ирригации, просачивалась в почву и образовывала под землей линзы с пресной водой. А когда перестала поступать вода из Днепра, идиоты, которые сейчас руководят Крымом, начали эти линзы откачивать через артезианские скважины. Как только они эту воду откачают, в Крыму опять возникнут солончаки. Это будет экологическая катастрофа! Все виноградники, все пашни погибнут. И произойдет это уже через несколько лет. Солончаки возрождаются очень быстро. Но ребята же проголосовали. Им хоть камни с неба… Пожалуйста. Будут вам и камни с неба. Они вошли в Россию? Надо дать им насладиться, пока сами не начнут царапаться в двери. Вот я, например, со своей Татьяной живу уже 45 лет, но если бы она однажды сказала «я ухожу от тебя», то скатертью дорога. Не хочет жена со мной жить, пусть уходит, ничего с этим не поделаешь.

— Но если мы путем референдума или как-нибудь еще откажемся от оккупированных территорий, то солдаты могут нам сказать: «А по какому праву вы распоряжаетесь территориями? Мы что, зря кровь проливали?» Возможны серьезные проблемы…

— Никаких референдумов. Еще раз подчеркну, я не даю никаких советов, просто высказываю свое мнение. Нужно просто заморозить ситуацию. Обустроить линию разграничения, которая образовалась в Донецкой и Луганской областях, и сказать: «Ребята, вы проголосовали? Так и оставайтесь там. А пенсии вам Россия заплатит». И точно также поступить с Крымом. А когда они попросятся назад — тогда и проводить референдум с вопросом, принимать их обратно или нет.

— Тогда вынужден напомнить о том, что вы сами же писали в Ваших же книгах: армия в боевой готовности находится не может, когда-нибудь ее придется бросить вперед. Сейчас украинская армия на Донбассе в боевой готовности. Значит, ее нужно либо бросить вперед, либо отвести. Но тогда вся эта зараза начнет расползаться дальше по Украине.

— Здесь решение лежит в не в области политики и войны, а области экономики. Задача правительства — создать людям такие условия, чтобы им хотелось работать. И это можно сделать очень быстро. Посмотрите, какие реформы были проведены в Грузии. Через несколько лет эту страну стало не узнать. Она стала совершенно другой. Без каких-либо значительных ресурсов, — ну, там пляжи, виноградники, вино… Они сделали рывок в экономике. Вот если Украина сделает рывок в экономике, то тогда никакое расползание будет не страшно. Войска пусть сдерживают противника на линии разграничения, а жизнь в Украине должна стать такой, чтобы никому не захотелось жить в Крыму, в ДНР или в ЛНР. Вспомним историю с Германией. В восточную ее часть зашла Красная армия, а в западную — британцы, французы и американцы. И в Западной Германии те же самые немцы создали условия для работы и начали делать Porshe и Mercedes, пока в Восточной Германии делали Trabant. Экономика работает лучше всякой пропаганды. Разгромленная и разграбленная после войны Западная Германия совершила экономическое чудо. Чем не пример для Украины в случае с Крымом, Донецком и Луганском. И тогда все эти сепаратисты побегут обратно за украинскими деньгами. Повторяю, все решение — в экономике!

— Вы говорите правильные вещи, но реальность в Украине несколько другая… Все происходит слишком медленно. Сколько должно произойти Майданов для того, чтобы мы совершили экономическое чудо?

— Сложный вопрос… Но у меня есть надежда, которая базируется на простом факте: народ Украины проснулся. Вот что главное! В России что бы не происходило — народ молчит. И еще очень важно то, что народ Украины сейчас вооружен. Я четыре года работал в Швейцарии — в качестве советского шпиона и под дипломатическим прикрытием. Там все вооружены. И это самая демократическая страна мира. И убийств там очень и очень мало. А вот в странах, где свободное ношение оружия запрещено, — огромное количество убийств. Если бы правительство Украины не боялось собственного народа, оно разрешило бы всем иметь оружие. Это еще один положительный момент войны на Донбассе — я общался с ребятами, которые там воюют — между собой они говорят: «А «калаш-то я припрятал». Это меня радует. Владимир Путин сидит и знает, что народ России не вооружен и с ним можно делать все, что угодно. А вожди Украины понимают, что их народ вооружен. Есть и боеприпасы, и гранаты, и пистолеты с автоматами водятся. С этим приходится считаться. Вооруженный народ нельзя не уважать. А невооруженный народ можно считать быдлом. Первая поправка к Конституции США предусматривала право на ношение оружия. Поэтому у них и демократия.

— Получается, что украинскую власть роднит с российской то, что и в Украине закон об оружии не принят. Легализации нет. Значит, украинская власть боится своего народа?

— Много-много лет назад я своему маленькому сыну не давал в руки спички, чтобы он не поджег дом. Но когда моему сыну исполнилось 16 лет и я все равно не даю ему спички, значит, тут что-то не так. Или я не верю и не уважаю своего сына, или же считаю его дебилом… Так и здесь. Либо власть боится своего народа, либо считает людей дебилами, которым нельзя дать в руки спички.

— Если народ вооружен, то третий Майдан, если он случится, будет гораздо кровопролитнее второго. Не считаете ли вы, что с такими потрясениями Украина развалится раньше, чем Россия?

— Это еще один сложный вопрос. По натуре я — скептик, циник и пессимист. Но в данном случае я — оптимист. Я видел разницу между западной Украиной и восточной. В школе я учился в Конотопе, в училище — в Киеве, а служить мне выпало в Черновцах. Для меня Запад и Восток Украины были двумя разными нациями. И песни разные, и одежда разная. И даже язык разный. И я всегда считал, что если что-то произойдет, то Украина распадется на Запад и Восток. Но когда случилось такое жестокое потрясение, как два года назад, Украина не распалась, а, наоборот, стала более единой. И теперь я верю, что Украина не распадется. Когда люди в вышиванках одновременно появляются в Черкассах, Черновцах, Конотопе и Одессе, у меня нет сомнений в том, что Украина будет великим государством. Вышиванка — это всего лишь символ. Но он сплачивает народ…

— Одним из символов этого народа до недавнего времени была Надежда Савченко, которая попала в российскую тюрьму. Вы с большим уважением отзывались о героизме этой женщины, но когда она вышла на свободу, то стала делать странные заявления, о переговорах с Захарченко и Плотницким и так далее. Как вы думаете, что поменялось в этом человеке?

— Для меня Надежда Савченко больше не существует. Я часто выступал в ее защиту, когда она мужественно, хотя и несколько странно вела себя на суде. Но как только она появилась в Украине, как только я услышал эти ее заявления, то она исчезла с моего горизонта. Это глубочайшее разочарование. Мне очень жаль, что женщина, которая могла бы стать украинской Жанной д’Арк, ею так и не стала. Это очень печально, и я не хотел бы больше о ней говорить.

Продолжение интервью с Виктором Суворовым читайте в ближайшие дни. Денис Попович

О перспективах России на 2017 год

Валерий Соловей

Кадровый пасьянс

«Это резюме слухов, утечек и инсинуаций, при чтении которого надо иметь в виду два обстоятельства: стратегическое и тактическое.

Стратегическое: не решен принципиальный вопрос, проводить президентские выборы в 2018 или на год раньше и кто именно станет кандидатом № 1.
Тактическое: почти на каждую позицию имеется пара-тройка кандидатов, потому назначения, за редким исключением, отнюдь не предрешены. Плюс ситуация очень динамична.

1. Дмитрий Медведев может пойти на повышение…

2. Среди обсуждающихся кандидатов на пост премьера исключительно представители силовиков или их креатуры. Либералов нет. Кудрин якобы полностью и окончательно вычеркнут из этих раскладов…

4. Тем не менее, либеральное наполнение финансово-экономического блока правительства с высокой вероятностью в основном сохранится. Считается, что он успешно справляется с кризисными задачами…

6. В случае досрочных выборов одной из ключевых политических позиций становится должность первого зама АП, куратора внутренней политики. Будто бы переход Володина в Думу предрешен. На его место претендуют: Сурков, креатура самого Володина, кандидат силовиков.

7. ФСБ успешной борьбой с коррупцией якобы удалось отстоять свои позиции от «варяга» из конкурирующего ведомства. Но МВД в этом смысле ничего хорошего не светит…

10. До дюжины губернаторов покинут свои посты. Особенно те, которые стали серьезными раздражителями общественного мнения. Крым тоже может осиротеть».

(Об итогах выборов)

1. Победа «Единой России» очевидна и безусловна. И дело не только в административном ресурсе и прочих преимуществах власти. Голосование за ЕР – это выбор тех, кто боится будущего и не готов рисковать даже крохами настоящего. А таковых в России большинство. И всегда будет большинство.

2. Оппозиция потерпела сокрушительное фиаско. Причем не столько политико-организационное, сколько интеллектуальное и морально-психологическое. Она не смогла предложить обществу мобилизующей идеи и привлекательного образа будущего. А это значит, что Кремль лучше знает и понимает Россию.

3. Серьезное снижение явки может объясняться по-разному, но для власти вывод однозначен: она получила карт-бланш на проведение любой своей политики.

4. Однозначен вывод и для оппозиции: электоральный путь прихода к власти для нее закрыт. Что не исключает других путей.

5. Приблизительно через год в стране начнется качественно новая динамика и откроется окно возможностей. Результаты вчерашних выборов и избранный на них парламент не будут иметь ровно никакого значения».

В интервью Радио Свобода Валерий Соловей описывает политическую картину, проступающую за этой серией предсказаний, комментирует саму природу утечек из прежде очень закрытой власти и – как автор готовящейся к печати книги «Революtion! Основы революционной борьбы
в современную эпоху» – рассуждает о настроениях масс в 2017 году. Соловей смеется, когда просишь его сделать логический вывод из двух его посылок: «кандидат №1 не определен», «Медведев идет на повышение» (а какое повышение возможно для премьер-министра России?):

Их около полудюжины
– Идея досрочных выборов президента муссируется в политическом истеблишменте России с поздней весны этого года. Экономическая и социальная ситуация ухудшается, и они знают, что она ухудшается. Из-за этого было бы контрпродуктивно проводить президентские выборы в 2018 году, когда ситуация будет значительно хуже и настроения масс могут оказаться совершенно иными. Что касается того, что не Владимир Владимирович Путин пойдет на выборы, есть некоторые основания, я не могу, к сожалению, их раскрывать, по которым он, возможно, не пойдет на выборы. Есть серьезная причина, она в высокой степени правдоподобна, но я не знаю, насколько она достоверна, абсолютно точно мы пока этого не знаем. Уже сейчас в Москве обсуждаются кандидатуры людей, которые могли бы его заменить. И некоторые из фамилий были произнесены, некоторые из них создают ощущение дежавю, тем не менее они обсуждаются. Их где-то около полудюжины, 6–8 человек.

Конституцию придется править, и править быстро
– Вы можете назвать их?

– Я могу назвать, по крайней мере, одного человека, кроме того, который создает ощущение дежавю. Это тульский губернатор Дюмин. Хотя мне лично этот вариант кажется крайне малоправдоподобным. Но это если не Путин пойдет на выборы. Если действительно будут досрочные выборы, и на них пойдет Владимир Владимирович, я думаю, очень важно, что госпожа Яровая возглавила комитет Думы по конституционному законодательству. Поскольку тогда Конституцию придется править, и править быстро.

Проводить через Думу откровенно безумные законы
– Почему?

– Если мы говорим о досрочных выборах, надо, чтобы полномочия президента были досрочно прекращены. Если президент досрочно прекращает собственные полномочия, сейчас, по закону, он в выборах участвовать не может. Значит, надо вносить изменения в закон. Поскольку госпожа Яровая блестяще справлялась с тем, чтобы проводить через Думу откровенно безумные законы, и при этом пользуется поддержкой той непреодолимой силы, которая ломает все препятствия в Думе и вокруг нее, то ее предполагаемое назначение на пост главы комитета Думы по конституционному законодательству будет выглядеть очень красноречиво.

– То есть Яровая – аргумент в пользу того, что именно Путин идет на президентские выборы?

– Да.

Ситуация в экономике скверная, хуже, чем нам кажется
– Если мы говорим о досрочных выборах, когда они, с вашей точки зрения, более вероятны? Весной, о чем вы писали в одном из постов? А когда в другом посте вы писали о «новом окне возможностей» через год (а это осень), вы писали о чем-то другом?

– Если проводить досрочные выборы, это разумно делать весной, пока все находятся в состоянии грогги после «блестящих» результатов парламентских выборов, пока оппозиция морально опустошена и раздавлена и общество еще готово по инерции двигаться в рамках той избирательной модели, которая ему навязана. А говоря о том, что может произойти через год, я имел в виду иные обстоятельства: возможно появление качественно новой динамики, но эта динамика может быть заложена именно весной 2017 года. И еще. Судя по тому, что я знаю, а тут мои оценки опираются не на умозрительные догадки, а на мнения людей значительно более осведомленных, чем я, ситуация в экономике довольно скверная. Она хуже, чем нам кажется, и запас прочности экономики может быть исчерпан как раз к осени следующего года. Это не вопрос иссякания Резервного фонда, это другие проблемы. И третье: перестройка госуправления, которая сейчас фактически начинает осуществляться, приводит не к повышению эффективности, а к дезорганизации. Это хорошо видно на примере истории с Российской гвардией и Министерством внутренних дел. Гвардии де-факто еще нет, она существует скорее де-юре, а дееспособность Министерства внутренних дел резко снизилась. Если задуманные кадровые изменения начнут проводиться хотя бы наполовину, мы увидим дезорганизацию всего аппарата власти сверху донизу. Россия так устроена, что если меняются начальники, то начинают меняться и все их подчиненные. Поэтому осенью 2017 года мы можем увидеть некоторую качественно новую динамику, некоторые ее промежуточные итоги.

Не исключено, что все произойдет в 2017 году
– Несколько дней назад появилась официальная информация о том, что 14 с лишним миллиардов рублей выделены на выборы президента в бюджете 2017-го, а не 2018 года. Власти не скрывают, что это будет в 2017 году?

– Подготовка бюджета началась еще накануне лета, и тогда же стали циркулировать слухи о досрочных президентских выборах, решение о которых должно приниматься по итогам парламентских. Я не знаток бюджетного процесса, может, так и должно быть, что надо выделить в 2017 году средства на подготовку выборов-2018. Но не исключено, что речь идет именно о выборах в 2017 году. (The New Times доказывает, что «деньги закладываются в бюджет не вперед – а именно на тот год, когда они должны быть истрачены». – Прим.)

К громким скандалам, особенно связанным с личной нескромностью, высшее лицо государства относится очень внимательно
– Нужно обсудить характер ваших предсказаний. У вас в «Фейсбуке» есть шутливый пост: «Позвонили друзья из администрации, чтобы поздравить. Попросили и впредь держать их в курсе происходящего в стране. Неохотно пообещал». Кажется, вы впрямую говорите о характере информированности. Путинская администрация долгие годы славилась абсолютной закрытостью. Сейчас мы видим, информация появляется. Она может носить странный, односторонний характер, но появляется. Это изменение связано с тем, что власть распалась на группировки, и они чувствуют себя достаточно свободно, чтобы оглашать свою картину происходящего?

– На мой взгляд, очень выросло внутреннее напряжение – из-за сильного внешнего давления. Под внешним давлением я имею в виду отнюдь не только отношения России и Запада, хотя это чрезвычайно важный фактор – для самоощущения и личных стратегий высокопоставленных представителей российской элиты, и политической, и финансово-экономической. Те наверху, кто сохраняют трезвость ума, прекрасно понимают, что мы движемся не от победы к победе, а от плохого к худшему. И в условиях кризиса обостряется борьба за сокращающиеся ресурсы. Когда все это вместе – усиливающееся напряжение, борьба за ресурсы, – то, естественно, информация начинает выходить наружу. Многие люди уже просто не в состоянии молчать, они проговариваются о том, как им плохо, как все тяжело и безрадостно. Кроме того, информация начинает использоваться для борьбы с реальными и потенциальными оппонентами, чтобы не допустить каких-то кадровых перестановок, для диффамации определенных людей. Например, атака на Игоря Шувалова была вызвана тем, что его считали вероятным претендентом на пост премьер-министра. По крайней мере, он себя таковым считал. А сейчас к громким скандалам, особенно связанным с личной нескромностью, высшее лицо государства относится очень внимательно. Второй пример – атаки на Игоря Сечина. Его очень влиятельные оппоненты (могу сказать, что один из них претендует на пост премьер-министра), хотели умерить аппетиты Игоря Ивановича и его корпорации. Или, например, сравнительно недавние информационные атаки на действующего премьера, за которыми стоял высокопоставленный чиновник. Информация начинает выходить за пределы этого узкого круга, циркулировать – и становится доступной для все большего числа людей. В том, что я говорю и пишу, нет ничего, что не было бы известно всем тем, кто в Москве профессионально интересуется политикой. Но эту информацию надо анализировать и систематизировать, оценивать ее надежность.

Это почти уже точность прогноза погоды
– Эта информация идет с разных сторон, часто она непроверяема.

– Поэтому я считаю очень хорошим для себя результатом, если в 50 процентах случаев оказываюсь прав. Это почти точность прогноза погоды, по крайней мере, в России. Это блестящий показатель (смеется)! Возможно, дело просто в том, что я делюсь своими соображениями в «Фейсбуке», а кто-то не делится. Я отнюдь не единственный, кто с такой точностью может вам рассказать о будущем.

– Вы упомянули об атаке на Шувалова, о Шувалове писал Навальный, то есть вы Навального обвинили в том, что он работает на…?

– Нет, я думаю, в данном случае все сложнее. Алексей Анатольевич Навальный рассуждает как политик, – у него очень серьезные политические амбиции, и небезосновательно, – и разумно полагает, что распространение подобной информации, в том числе, в его интересах. Для любой оппозиции – в России или в иной стране – хаос в элите выгоден. И особенно выгоден в тех странах, где оппозиция фактически не может участвовать в легальном политическом процессе, ее электоральные шансы незначительны или им не дают реализоваться. Так что ничего удивительного в информационной активности Навального нет.

Нервозность растет, все смотрят друг на друга с недоверием, а то и с ненавистью
– Поговорим о перестановках, которые сейчас масштабно проводятся. Мы видим длинный список у вас кандидатов на перестановки. У вас, кстати, есть силовики и противостоящие им другие группировки, но такое ощущение, что и внутри силовиков много разных группировок. У вас есть ощущение целостности происходящего или это такая война всех против всех? За волной кадровых решений есть общая логика?

– В ней есть логика, что не означает, что перестановки совершаются по некому стройному плану. Помните, как в «Войне и мире» Толстой описывает диспозицию, разработанную австрийским генералом, и как потом войска действуют по собственному разумению? Логика следующая: у высшей власти есть совершенно отчетливое ощущение, что надо что-то делать. Что? Пойти на компромисс с Западом она не может – это означало бы, с ее точки зрения, серьезнейший репутационный ущерб. Проводить институциональные реформы в экономике она не хочет. И вот она пытается, как ей кажется, обновить систему госуправления, чтобы придать динамику всем сферам жизни. Как писал в свое время Карамзин, России не нужна конституция, Россия нужны 50 умных и честных губернаторов. Значит, найдем умных и честных государственных служащих, в том числе и губернаторов. Откуда черпать кадры? Понятно, кадры черпают оттуда, где люди, которым очень доверяют. И это, если говорить о силовиках, усиливает уже даже не столько ФСБ, сколько Федеральную службу охраны и Службу безопасности президента, у которых довольно серьезный конфликт с Федеральной службой безопасности. И в ФСБ очень опасаются, что новым главой службы может стать выходец из конкурирующего ведомства. Того же опасаются сейчас и в Министерстве внутренних дел. Более того, сейчас во всех тех силовых ведомствах, где есть службы собственной безопасности, включая Прокуратуру, Следственный комитет, МВД, они будут возглавляться и комплектоваться выходцами из ФСБ, что тоже означает напряженность внутри силовой корпорации. К чему это приведет? Точно не к повышению эффективности аппарата. Это уже приводит к его дезорганизации, к тому, что рвутся устоявшиеся коммуникации. Какого они были качества – это вопрос другой, но они были, они работали. Эти коммуникации рвутся, новые не выстраиваются, потому что необходимо время, чтобы их выстроить. Нервозность растет, все смотрят друг на друга с недоверием, а то и с ненавистью. Так что общая логика – это логика сохранения и выживания власти и во власти, не более того. Это не логика, направленная на проведение того, что мы могли бы назвать модернизацией, экономическими и политическими реформами.

То, что молодежь «движухой» называет
– Если смотреть ваш список предсказаний: Медведев «на повышение», силовика в премьеры, Кудрина «вычеркиваем», Володин в Думу, Нарышкин в СВР и так далее, – можно ли сказать, что логика этих назначений строится под то, что в 2017 году Путина сменит Медведев?

– (Смеется.) И это тоже возможно. Помните, как было в 2007 году, – перед тем как передать президентское хозяйству сменщику, Владимир Владимирович расставил на ключевые позиции, – заместителей министров и тому подобное, – людей из корпорации, к которой он профессионально принадлежал. Так что можно и так это охарактеризовать. Понимаете, мы имеем дело даже еще не с фактами, мы обсуждаем в основном предположения. Из этих предположений мы можем выстроить какую угодно концепцию, самую изощренную конспирологически, но нет гарантии, что она окажется верной. Это можно воспринимать и как создание страховочной сетки на случай появления нового кандидата в президенты от власти, и просто как повышение эффективности аппарата, повышение лояльности, попытку динамизировать аппарат, то, что молодежь называет «движухой» Вот какая-то «движуха» появится, и обленившиеся жирные коты начнут мышей ловить.

Люди в ужасе думают: как же мы будем жить?
– Нынешние выборы, вы пишете, показали, что оппозиция потерпела фиаско и легальными средствами прийти к власти не может, но у нее есть «другие пути». Кроме того, удивительным образом после этих выборов мы видим в публичном поле недовольные высказывания пропутински настроенных людей, они недовольны тем, как проведены выборы. Появляется ощущение, что на всех уровнях есть недовольные выборами. Это создает революционную ситуацию?

– Это не создает революционную ситуацию, это просто выражает нарастающее непонимание, раздражение и растерянность во всех слоях обществах, снизу доверху. Никто не понимает, куда мы движемся. Россия сейчас очень напоминает корабль без руля и ветрил. Каковы наши цели, в чем стратегия, чего мы добиваемся – непонятно. У подавляющего большинства людей есть устойчивое ощущение ухудшения, которое уже очень серьезное, и которое надолго, они не видят перспективы. Достаточно прочитать официальные прогнозы правительственных ведомств, и становится понятно: они рассчитывают, что кризис, рецессия продлятся еще минимум три-четыре года. И люди в ужасе думают: а как же мы будем жить? Наши реальные доходы снижаются каждый год! Это пока не результируется ни в какое радикальное политическое и социальное поведение. Ну, мы видим отдельные всполохи – попытка марша трактористов на Москву.

Недовольство похоже на тлеющий торф
– Фермеры встречаются с Путиным.

– И это очень правильный шаг с точки зрения власти. Это надо было сделать раньше, не разгонять, не препятствовать им, а обеспечить им встречу если не с Путиным, то с кем-то еще, чтобы успокоить. Другое дело, что этих конкретных можно успокоить, но в стране нет денег, чтобы заливать ими все подобные проблемы все время. Поэтому недовольство будет расти. Оно сейчас очень похоже на тлеющий торф: вроде бы все благополучно, все адаптировалось, но это не так. Это не то, чем кажется. Происходит не очень видимое, но серьезное изменение в общественном сознании. И социологи это знают, фиксируют эти изменения. Они предощущают, что изменения будут носить качественный характер. Но никто не может дать ответа на вопрос, когда эти изменения результируются в новое социальное поведение и каким будет это социальное поведение. Единственные исходящие от социологов прогнозы со сроками, которые я видел, указывали на то, что в 2017 году произойдет перелом в массовом сознании. Но из этого не следует, что это будет перелом в политическом и социальном поведении. Вот мы обсуждали, что в элите напряженность, конфликты, но эти конфликты могут стать расколом только, если элита ощутит массовое давление снизу. Как только мы увидим, что беспорядки, социальные протесты захватывают несколько регионов России, – одновременно или последовательно, не имеет значения, – мы тут же заметим, что у элиты появляется какая-то самостоятельная политическая позиция, отличная от позиции верховной власти. Это нормальная логика всех политических перемен в мире, если не брать такие экстремальные формы, как военный мятеж и государственный переворот, до чего в России не дойдет. У нас перемены будут происходить по классическому сценарию, если они будут происходить.

Рабочих, трактористов, шоферов, комбайнеров нельзя будет обвинить в том, что это «пятая колонна»
– И что это за классический сценарий?

– Классический сценарий очень прост. Неожиданно для всех, – а это всегда происходит неожиданно, – социальный градус в обществе повышается, начинаются акции протеста, – скорее всего, сперва в провинции, в промышленных регионах, потому что в Москве все зацементировано, оппозиция откровенно боится, и у нее есть основания бояться. Начинаются волнения, и людей, которые будут выходить на улицы, – рабочих, трактористов, шоферов, комбайнеров, – нельзя будет обвинить в том, что это «пятая колонна», выступающая на деньги Госдепа. После этого – политические выступления в крупных городах, в первую очередь в столицах, в Москве и в Питере. Одновременно колебания элиты, которая начинает задумываться о том, чтобы протянуть руку народу. И тут выяснится, что некоторые группы элиты всегда были с народом, всегда были демократами, всегда хотели перемен и боролись за то, чтобы не стало хуже. Вот это классический сценарий.

Как черт из табакерки
– Когда вы говорили о сценарии, что на выборы идет не Путин, а Медведев, вы же не имели в виду, что высшие власти в России понимают ситуацию именно так, как вы ее описываете, и готовятся каким-то образом предотвратить это? Вы же имели в виду, что это какие-то личные решения Владимира Путина?

– Да, это имеет несколько иную мотивацию. Но тот фактор, о котором я говорю, всегда учитывается. Власть очень интересуется настроениями масс, боится массовых выступлений, она научена опытом конца 2011-го – начала 2012 года, когда эти выступления начались неожиданно для всех, как черт из табакерки. И есть еще одно важное обстоятельство: чтобы в России поддерживать на плаву экономику, я уже не говорю, чтобы обеспечить хотя бы какое-то минимальное развитие, – критически важно снять санкционный режим или хотя бы серьезно ослабить его. Но та власть, которая в России сейчас, не может договариваться об этом с Западом, что хорошо знают все и в России, и на Западе. Соответственно, нужна другая власть, формально другая, которая смогла бы взять на себя инициативу разрядки напряженности в российско-американских отношениях, которые сейчас, если судить по событиям в Сирии, движутся к очень опасной черте. Кто-то должен разблокировать ситуацию, или мы будем двигаться по пути дальнейшей эскалации, если не военной, так вербальной, политической и стратегической, и это просто подорвет нашу экономику. Россия не настолько сильна, чтобы позволить себе конкурировать с Западом в экономике и военно-стратегической сфере.

Все революции всегда начинались неожиданно
– Расскажите о своей новой книге и о революции. Какое отношение к ситуации в России имеет ваша книга?

– Моя книга называется «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху» и по жанру носит историко-социологический характер, а не исторический. Я пишу о революциях вообще. Но меня занимает, в первую очередь, опыт так называемых «цветных» революций, которые проходили в течение последних десяти лет, и особенно меня интересует постсоветское пространство. Российский опыт 2011–12 годов я также трактую как попытку революции, которую власть успешно купировала, в отличие от революций на Украине и некоторых других постсоветских и не только постсоветских странах. Я ставлю вопрос о том, можно ли вообще предсказать революцию. Исходя из того, что я знаю, и что пишут все, кто занимался изучением революций, ни одна революция нигде и никем не была предсказана, все революции всегда начинались неожиданно. Я анализирую, как любой человек, который интересуется российской политикой и историей, факторы риска, которые существуют сейчас в России. Я считаю, что у нас не вполне понимают, в чем состоит главный фактор риска.

Начинались реформы или военная экспансия с целью укрепить режим, а заканчивалось тем, что он разрушался
– В чем?

– Он состоит в том, что Россия в 2014 году сама начала новую динамику. Все, что связано с Украиной, с Крымом, было началом новой динамики. Ситуация к концу 2013 года в России была абсолютно зацементирована. Однако весьма часто кризисы начинаются не в силу внешнего и внутреннего давления, а в силу действий самой власти. Власть, которая не имеет вызовов, теряет чувство самосохранения. То, что началось в 2014 году, происходило в сфере геополитики, но система устроена так, что если вы начинаете динамизировать одну ее часть, вы неизбежно включаете динамику для других частей системы. И это тоже классика перемен, происходивших в мире. Советский Союз рухнул не вследствие того, что Запад победил, он рухнул вследствие той динамики, которая была начата в самом Советском Союзе. Если посмотреть мировую историю, то мы увидим, что в тех или иных странах начинались реформы или военная экспансия с целью укрепить режим, придать ему новое дыхание, а заканчивалось все тем, что режим разрушался. Но мы увидим это, только когда и если это начнет разворачиваться. Причем начало политических перемен может происходить настолько быстро, что мы, скажем, легли спать в одной стране, а проснемся уже в совершенно другой.

Лозунг у них один: «Мы хотим справедливости»
– Нас учили, что есть некая движущая сила революции: рабочий класс, или не рабочий класс, но какой-то класс должен быть. Это кто может быть? Вот эти трактористы, шахтеры? Кто эти люди?

– Особенность современных революций в том, что в них нет класса-гегемона, нет даже политического гегемона. В них возникают ситуативные протестные коалиции, и благодаря социальным сетям, интернету, – почему власть так и боится социальных сетей и интернета, – эти коалиции возникают стремительно. Если вы посмотрите на египетскую «лотосовую» революцию, то увидите, что на площади Тахрир бок о бок стояли вестернизированные студенты, требовавшие демократизации, и сторонники «Братьев-мусульман». Или то, что мы видели на киевском Майдане. Ситуативные протестные коалиции возникают очень быстро, потому что между этими политико-идеологическими кластерами уже налажено если не сотрудничество, то общение в интернете и социальных сетях. Исследования российской социальной блогосферы показали очень интересную вещь: у нас политико-идеологические кластеры, которые, казалось бы, противоположны, – националисты, либералы, левые, – в отличие от других стран, интенсивно общаются и сотрудничают. Они не закрываются в собственных гетто. То есть культурная и коммуникационная основа для подобной протестной коалиции уже существует. Просто надо, чтобы сошлось несколько обстоятельств, и мы эту коалицию увидим, она очень быстро возникнет. Причем коалиция такого рода всегда выступает под лозунгом «Мы хотим справедливости». Участники коалиции вкладывают в это понятие собственное содержание, но лозунг у них один: «Справедливость!» И второй их лозунг: «Власть несправедлива, поэтому она должна быть свергнута или изменена». Вот вся идеология революции. Последние 15–20 лет именно так и происходило. Никакая партия нового или новейшего типа, никакой передовой класс просто не нужны.

В парламентской кампании вопрос о Крыме разве стоял?
– Тут есть важная поправка. В 2014 году после Крыма русские националисты перешли в другой окоп, и брустверы окопов такой высоты, что сложно представить себе, что они снова объединятся с либералами в борьбе с режимом Владимира Путина. Вы настаиваете на том, что в новой коалиции могут быть и националисты, и либералы, демократы?

– И левые, и экологи, и защитники животных… Вопрос Крыма, вопрос Украины третьестепенен сейчас для российского политического дискурса. Они не входят в первостепенную повестку российского общества. Вы можете превратить Крым в непреодолимое препятствие, а можете вынести его за скобку, сказав: у нас есть более важные проблемы, и когда мы решим важные проблемы, то разберемся со всем остальным. То, что сделал ПАРНАС, включив националиста Мальцева, как раз указывает, что подобная коалиция может работать. В парламентской кампании вопрос о Крыме разве стоял? Нет. Вопрос об отношении к войне на Украине, к Донбассу стоял? Ничего подобного. Общество это уже не занимает. У него есть другие проблемы, и эти проблемы описываются одним словом – справедливость. Российскому обществу остро не хватает справедливости. Ее не хватает, например, тем, кто занимается бизнесом, они считают, что несправедливо обижены, на них оказывается сильное административное, фискальное и неправовое давление. Любая группа о себе может сказать, что она несправедливо обижена. Крым и Украина не имеют и не будут в будущем иметь никакого значения для российской политической повестки.

Швейцарский сыр, который полон дырок, – так сейчас выглядит российская власть
– Для успешной революции, помимо выступлений снизу, должна быть часть элиты, готовая перейти на сторону выступающих. Вот вы говорите, что Кудрин «вычеркнут», но экономический блок правительства по-прежнему у либералов. То есть пресловутые «системные либералы» политическим весом не обладают, но, возможно, ставят на продвижение Медведева – это все такие досужие рассуждения. Не может так быть, что все эти появившиеся утечки, о которых мы беседуем, – как раз попытка какой-то части элиты дать знать куда-то наружу, что, в принципе, в элите есть кто-то, готовый в какой-то момент что-то поддержать?

– Нет, это было бы слишком стратегически сложно для них. Они мыслят исключительно групповыми категориями, хотя и какая-то имплицитная идеология у них может быть. Но эта имплицитная идеология, – системные либералы, силовики, – станет явной в ситуации усиливающегося социального подавления. Элита раскалывается, когда видит снизу давление и совершает операцию рационального выбора: зачем мне тонуть с режимом, если я могу протянуть руку восставшему народу (назовем это так)? И тут же начнется конкуренция за то, кто первый протянет руку! Какая группа элиты окажется удачливой – трудно сказать, это зависит от обстоятельств. Но могу сказать, что сопротивляться особо никто не станет. Не стоит преувеличивать способность правящей элиты России и вообще режима к сопротивлению. Он пытается произвести впечатление очень жесткого, брутального, готового на все, и успешно производит. Однако наша власть – это не гранитная скала, не монолит, это ноздреватый швейцарский сыр. Она просто не сталкивалась еще с серьезным давлением снизу, даже с не очень серьезным давлением снизу она еще не сталкивалась. Как только столкнется, мы увидим, как сыр начнет крошиться.

Того, что происходило в 1917 году, не будет
– В свое время вы себя описывали как «националиста в самом лучшем смысле слова», либерала и демократа. Вот есть люди во власти, которые с вами общаются, и можно предположить, что обычно люди общаются с теми, кто близок им в каком-то смысле. Если представить себе, что какая-то часть элиты поддержит выступления снизу, кто это будет – националисты в лучшем смысле, либералы, демократы, еще кто-то?

– Я думаю, что, скорее всего, это будут технократы. В России во власти имеется немалый технократический слой. Он не очень заметен, потому что эти люди не светятся, предпочитают не быть публичными, но они весьма влиятельны. Как правило, это люди в ранге замминистров. И некоторые министры тоже. Это люди, которые понимают, что проблемы, стоящие перед страной, надо решать, исходя не из идеологем, а из здравого смысла и экономической логики. В России надо обеспечивать экономическое развитие, надо восстанавливать социальные подсистемы. Речь идет не о реформе здравоохранения и образования, а о восстановлении их нормальной деятельности. Надо восстанавливать эффективность административного аппарата. И надо создавать работающую правовую систему. Это масштабные, но технократические задачи, они не предполагают никакой идеологической подоплеки. Мы же не говорим о том, что хотим изменить форму собственности, что мы хотим на место формально работающей судебной системы вернуть революционную целесообразность и пролетарскую законность. В России есть некие оболочки институтов, их надо наполнить работающим содержанием. Даже в случае самых масштабных перемен речь идет не о социальной революции. Того, что происходило в 1917 году, не будет. Не будет ни масштабного передела собственности, ни гражданской войны. Слишком низкий энергетический потенциал в обществе, чтобы оно пошло на какую-то войну. Нам придется решать проблемы выживания и развития, действуя вне идеологических парадигм. А что касается идеологии протеста, то любой призыв к обществу со стороны протестной коалиции будет популистским. Не надо этого бояться, это норма во всех странах, где подобные перемены начинались.

Не уничтожить коррупцию и идиотизм, а просто сократить до приемлемых значений
– И этот гипотетический человек – преемник, который будет сформулирован внутри власти, либо человек, принесенный этой группой давления снизу, – элита технократов должна принять его, и он будет являться их идеологическим прикрытием?

– Это был бы оптимальный вариант. Идеальных вариантов в России, и вообще в жизни, нет, а оптимальный вариант – достаточно популярный лидер, не харизматичный, лидер, который не то что должен всем нравиться, но он должен вызывать наименьшее раздражение у всех групп общества. И который должен просто проводить грамотную политику. Я на примере поясню. Как мне объяснял в свое время один из очень влиятельных в России людей, в стране все и любые преобразования надо начинать с сокращения уровня коррупции и уровня административного идиотизма. Он посмотрел на меня и добавил: «Я подчеркиваю, не уничтожить коррупцию и идиотизм, а просто сократить до приемлемых значений». Вот это рациональный и прагматичный подход! Если откаты уменьшатся с 30–40 процентов сперва до 10, а потом до 2 процентов, – мы совершим качественное приращение в экономике. Если все, кто занят бизнесом, будут меньше заниматься отчетностью, то есть мы избавимся от части административного идиотизма, – это будет приращение. Человек, который окажется на вершине власти, просто не должен мешать здравым вещам. Все, что в России надо сделать, в мире уже сделано и известно, ничего выдумывать не надо, надо лишь применить имеющиеся институты, процедуры и формы. Некоторые перемены будут быстрыми, на некоторые, на создание тех же институтов, уйдет 10–15 лет. Но добиться некоторых перемен к лучшему, которые обеспечили бы доверие народа, можно быстро, года за два-три.

А.Пионтковский о Сирии

Секретные протоколы

Сирийскую катастрофу 2013 года я комментировал по ходу событий. Как и в предыдущем тексте, посвященном развитию событий в Ираке, приведу сначала некоторые свои наблюдения того времени, а затем попытаюсь оценить их в сегодняшней ретроспективе.

Открытое внешнее вмешательство в сирийскую войну три года назад террористов ливанской группировки «Хизбалла» и иранского Корпуса стражей исламской революции заметно изменило баланс сил и позволило президенту Сирии Башару Асаду достичь некоторых военных успехов и продолжить массовые убийства суннитов. Это, в свою очередь, активизировало призывы оказать помощь повстанцам. Египет порвал дипломатические отношения с Сирией. Резко обострилась дискуссия внутри США. Бараку Обаме пришлось еще раз пробормотать что‑то о красной черте — применении Асадом химического оружия (в твердой уверенности, что сирийский лидер эту черту никогда не переступит) — и о возможных поставках вооружений умеренным повстанцам.

В этот момент Асад и Путин сделали «блистательный ход» и реализовали «виртуозную интеллектуальную комбинацию», которые привели в одинаковый восторг сливки русской интеллигенции и все прогрессивное человечество. 21 августа 2013 года правительственные войска нанесли ракетный химический удар по предместьям Дамаска, контроль над которыми сохраняли отряды сирийской оппозиции. Погибли более тысячи мирных жителей. Речь шла о рутинном злодеянии диктатора, который до этого уже уничтожил сотню тысяч сограждан, не дающем ему никаких военных дивидендов. Стратегическое и политическое значение этой акции заключалось в том, что Асад демонстративно и вызывающе пересек красную черту, неосторожно проведенную американским президентом.

Разумеется, Асад и Путин немедленно заявили, что это сирийская оппозиция сама себя атаковала ракетами с химическими боеголовками. В России кремлевские пропагандисты твердили одно и то же: да, возможно, Асад — злодей, но он же не глупый человек, и он не мог не понимать, к каким последствиям приведет его химический удар. Совершенно верно! Асад и Путин прекрасно понимали, что химический удар Асада приведет именно к тем последствиям, к которым он и привел на самом деле. Они вычислили Обаму — они вычислили, что Обама вынужден будет как‑то реагировать на пренебрежительное отношение к своей красной черте, на шокирующие сцены гибели детей на телеэкранах, что он произнесет какие‑то громкие осуждающие слова, но в то же время отчаянно будет искать возможности этими словами и ограничиться. И вот тут Путин и Асад и предложат спасающий лицо план химического разоружения.

В течение нескольких дней циничная пиар-конструкция Дамаска и Москвы позволила им подменить в мировом восприятии содержание сирийской повестки дня и реализовать целый комплекс важнейших для себя целей:

свести сирийскую трагедию исключительно к вопросам «химического разоружения»;

оградить Асада от любой перспективы даже минимального (поставки оружия) вмешательства Запада в развитие ситуации в Сирии на стороне оппозиции;

позволить президенту Сирии оставаться у власти и продолжать с помощью «Хизбаллы», Ирана и России уничтожать суннитское население;

более того, превратить политического этого изгоя в уважаемого государственного деятеля мирового масштаба, с которым ООН будет вести тягучие переговоры;

закрепить в общественном сознании кремлевскую интерпретацию международного права как священного права любого людоеда делать все, что ему вздумается с вверенными ему в управление людишками, если только его крышует в Совете Безопасности сам Путин;

поднять мировой и внутрибригадный авторитет Путина как эффективного решалы и одновременно поборника международного права и борца за мир во всем мире.

Как эта новая внешняя ситуация повлияла на внутреннюю динамику сирийской катастрофы? Прежде всего, резко возросли роль и влияние радикальных исламистов. Два года назад сопротивление cуннитского большинства, вообще начинавшееся с мирных демонстраций, было преобладающе светским. Полная дипломатическая изоляция Асада заставила бы его или его окружение искать пути мирной трансформации режима. Cекта, составляющая 10% населения, в любом случае не может править вечно. Однако возобладал лукавый тезис российской пропаганды: нельзя помогать оппозиции, мы приведем к власти джихадистов. Он оказался верен с точностью до наоборот.

Именно невмешательство мирового сообщества в систематическое уничтожение суннитской общины алавитской сектой Асада, вооруженной советским и российским оружием, привело к радикализации суннитов и к росту влияния исламистов-интернационалистов, которые предстали в роли их единственных защитников.

Между тем такое развитие вовсе не было фатальным. При минимальной поддержке извне светской оппозиции, объединенной в Армии свободной Сирии, сами сунниты выгнали бы из Сирии ментально чуждых им средневековых фанатиков — точно так же, как иракские суннитские племена изгнали в 2007 году пришедших им помогать воинов-интернационалистов «Аль-Каиды».

Реализация пакта Керри — Лаврова, закрывающего глаза на все преступления режима ради химеры «химического разоружения», привела к самому негативному сценарию. Асад уничтожил еще десятки или сотни тысяч суннитов, разрушая социальные структуры их общины. Но даже с политическим прикрытием Путина Асаду просто физически не удастся уничтожить все суннитское население (14 миллионов человек). У значительной части суннитской молодежи не остается другого выхода, как пополнить ряды джихадистов, чьи эмиссары устремились в Сирию.

Этот сценарий уже осуществляется. Лишенные всякой поддержки извне, деморализованные реакцией Запада на «блистательный ход» Асада — Путина многие бойцы Армии свободной Сирии присоединяются к джихадистам из запрещенного и в России «Исламского государства», с которыми они еще недавно враждовали.

Страна, расположенная в центре Ближнего Востока, не так уж далеко от российских границ, грозит превратиться в худший вариант Афганистана при талибах, в резервуар исламистского террора. Взлет «Исламского государства» произошел после сделки Путина и Обамы, положившей конец надеждам умеренной суннитской оппозиции на поддержку Запада. В рядах террористов сражаются уже тысячи русскоговорящих бойцов, выходцев из республик Кавказа, Средней Азии, Поволжья. «Новая газета» опубликовала сенсационную статью о том, как ФСБ снабжает иностранными паспортами кавказских воинов джихада, по существу, сознательно направляя их в Сирию.

Кстати, о химическом разоружении. Его не произошло. Нет, конечно, какие-то канистры неизвестного назначения публично уничтожались перед камерами или даже вывозились из Сирии морем. Но сегодня снова регулярно приходят сообщения об использовании правительственными войсками химического оружия. На прошлой неделе Москва в который раз крышевала Асада в Совете Безопасности, когда комиссия ООН доказала, что сирийское правительство использует оружие массового уничтожения.

Серию этих достижений Путин решил год назад увенчать резким усилением военного присутствия РФ в Сирии вплоть до прямого участия в боевых действиях на стороне Асада — для начала силами авиации и морской пехоты, совместно с подразделениями «Хизбаллы» и отрядами иранских Стражей исламской революции. Безумие этой идеи — ввязаться в конфликт, переросший в средневековую религиозную войну, бросить в ее топку жизни российских военнослужащих для защиты обреченного диктатора-палача — настолько очевидно, что его не прикрыть никаким лицемерным блеянием о национальных интересах России на Ближнем Востоке, о сохранении военного плацдарма в стратегически важном регионе, о противостоянии однополярному миру. Это хуже, чем Афганистан кремлевских старцев.

Загадка привязанности Путина к Асаду не объясняется никакими мудреными геополитическими соображениями. Спасение Асада, удержание его власти хотя бы над каким-то клочком сирийской территории для Путина — глубоко личная иррациональная сверхценная идея. Это уже не об Асаде, это о собственной личной безопасности. Ужасный конец Каддафи, очевидно, произвел на Путина глубокое впечатление. Поэтому спасение Асада стало всепоглощающей идеей российской внешней политики, а задница Асада была возведена в ранг сакральной ценности «Русского мира» и будет в таковом качестве находиться, пока оба государственных деятеля остаются во власти.

Осень 2016-го патриарх российской клептократии встречает в гораздо худшей позиции, чем осень 2013-го. Объявленная Кремлем безбожному Западу гибридная мировая война обернулась серьезными поражениями. Лучезарная Новороссия — первый шаг на пути к великому «Русскому миру» — скукожилась до бандитских районов Донецкой и Луганской областей. Не сработала и попытка ядерного шантажа Запада: НАТО разместила свои подразделения в прибалтийских странах, не оставив никаких сомнений в том, что окажет новым членам альянса военную поддержку в случае нашествия зеленых человечков.

У оказавшегося в украинском капкане Путина нет хороших ходов. Но и бездействие, топтание на месте для него опасны. Поднимая ставки, отправляя российских военных на бессмысленную бойню в далекую Сирию, Путин надеется еще раз перезагрузить свою телевизионную легитимность. Но он ошибается: никакой телевизор не заставит народное мнение поддержать новый Афган. Военная повестка дня уже не увлекает телепузиков. Есть у Путина и другая целевая аудитория: Запад, с которым он ведет гибридную войну и с которым — осознав, что эта война, скорее всего, будет проиграна, — добивается «нового мирного сосуществования» на своих условиях.

Это в России Путин будет рассказывать о том, что, спасая Асада, он продолжает священную войну с заклятыми пиндосами. А самим пиндосам он пытается продать операцию по спасению Асада как конструктивный российский вклад в общее дело прозападной коалиции против «Исламского государства». И срубить с них за этот вклад отмену или хотя бы смягчение санкций и молчаливое согласие на крымнаш.

Символом беспредельного цинизма и наглости одной стороны и беспомощности другой стал бесконечный сериал с участием глав двух дипломатических ведомств — Джона Керри и Сергея Лаврова, в котором российский министр иностранных дел, безусловно, играет главную, активную роль. Вот уже год Москва занимается в Сирии именно тем, зачем она туда пришла: деловито уничтожает физически ориентировавшуюся на Запад суннитскую оппозицию секте «легитимного» диктатора Асада. Для того, чтобы в Сирии осталось только два субъекта: кремлевский клиент Асад и кремлевский «ледокол-2» «Исламское государство», используемые Москвой как инструмент давления на ненавистный Запад. Параллельно уничтожаются и мирные граждане — жители Алеппо и прочие всякие туркоманы, о существовании которых российский национальный вождь и слыхом не слыхивал.

Чем объяснить это удивительное угодничество американцев перед кремлевскими в Сирии? Ведь они не могут не видеть очевидных фактов и не понимать, who is Mr. Putin, чем он занимается в Сирии. Они же продемонстрировали способность адекватно реагировать на путинскую гибридную агрессию в Украине и в Прибалтике, но на Ближнем Востоке США оказались жертвами и заложниками своих ошибок, нежелание признать которые ведет Запад к новым капитуляциям. На исходе своего президентского срока Барак Обама стремится прикрыть свои неудачи пактом Лаврова — Керри о якобы мирном урегулировании в Сирии и о якобы совместной борьбе России и США против «Исламского государства».

Что касается «совместной борьбы», то эта уступка Белого дома внедренной в американское политическое сознание мантре, которую в наиболее законченной форме безостановочно повторяет окруженный кремлевскими агентами Дональд Трамп: «Наш основной враг — «Исламское государство», Путин борется с террористами, поэтому мы должны отбросить все наши мелкие разногласия и объединиться с Путиным. Для победы над «Исламским государством» нам нужны русские». Впервые тезис «Сотрудничайте с Кремлем, иначе вас будут взрывать» был полномасштабно отработан путинской пропагандой и ее вашингтонской идеологической резидентурой после теракта братьев Царнаевых на бостонском марафоне. С тех пор все более откровенный и циничный шантаж кремлевской пропагандой населения и руководства Европы и США после каждого масштабного теракта исламистов набирает новые обороты: снимайте санкции и начинайте сотрудничать с нами, иначе вас будут взрывать.

Но не «русские», засевшие в Кремле, нужны США для победы над «Исламским государством», этим полезным для Кремля механизмом, разрушающим Запад. США для победы над джихадистами нужны были иракские сунниты, спасшие их в 2006 и 2007 годах от позорного финала иракской войны, изгнавшие «Аль-Каиду» и нуждавшиеся хотя бы в минимальной поддержке. США нужны были сирийские сунниты, восставшие против диктатуры палача Асада, которым Обама обещал защиту по крайней мере от химического нападения «легитимных» властей. И те, и другие были сильно разочарованы американской администрацией. Москва прекрасно понимает желание Обамы выиграть время, предоставив своему преемнику разбираться с последствиями сегодняшних ошибок. Поэтому она ужесточает свои требования, поэтому Лавров с удовольствием нагибает несчастного Керри в различных точках земного шара.

Москва объявляет всех противников Асада террористами, выдав себе лицензию на их уничтожение — вместе с уничтожением гражданского населения, чем она открыто и демонстративно в сотрудничестве с Асадом и занимается, превращая в руины осажденный Алеппо. Но и этого мало — Кремль хочет повязать американцев кровью, совместными военными преступлениями. Совместную российско-американскую бомбардировку Алеппо, если она состоится, можно будет поставить рядом с первым парадом победы Второй мировой войны — шествием частей генерала Гудериана и комбрига Кривошеева в Бресте в сентябре 1939 года. В ночь с 9 на 10 сентября Лавров и Керри подписали в Женеве пять секретных протоколов к своему пакту — настолько чувствительных, что ознакомить с их содержанием кого-либо, кроме «легитимного» Асада, они отказались. Но ключевую информацию можно извлечь из их совместной пресс-конференции.

Вот ключевая фраза Лаврова: «Я очень рад, что Джон произнес важную вещь. Он сказал, что США твердо намерены бороться с «Ан-Нусрой» и что те, кто считает, что борьба с «Ан-Нусрой» — это уступка России, глубоко заблуждаются. Это важная констатация, потому что очень многие подозревали, что США на самом деле не очень-то горят желанием с «Ан-Нусрой» бороться, а берегут ее на случай, если придется использовать так называемый план Б для свержения режима».

В Алеппо нет боевиков «Исламского государства». Среди повстанцев есть боевики «Ан-Нусры», воюющие и против Асада, и против «Исламского государства». «Ан-Нусра», может быть, и не очень приятная идеологически организация, но она никогда не предпринимала враждебных действий против России. Что же мы так зациклились на этой «Ан-Нусре»? Фокус заключается в том, что сначала Лавров заставил Керри включить «Ан-Нусру» в список террористических организаций, подлежащих уничтожению. А потом представил данные о том, что в каждом районе Алеппо есть какое-то количество боевиков «Ан-Нусры», а потому необходимо продолжать бомбить весь город и уничтожать всех противников Асада — даже тех, кто только в будущем сможет вырасти в его противника. И великодушно пригласил США поучаствовать в казни Алеппо — этом триумфе воли «Русского мира».

А вот и ответ Джона Керри: «Воздушные атаки правительственных сил, вне всякого сомнения, были главной причиной жертв среди гражданского населения и потоков миграции… Наше соглашение должно остановить применение бочковых бомб, бомбардировки городских районов; оно имеет потенциал для изменения природы конфликта. Мы будем вместе осуществлять военные удары по боевикам «Ан-Нусры». Мы должны преследовать террористов — но стратегически точно, избирательно и ответственно». Теперь бомбить Алеппо русские будут вместе с американцами. Вы там держитесь.
Источник: «Радио «Свобода»

Все права защищены (с) РС. Печатается с разрешения Радио Свобода/Радио Свободная Европа, 2101 Коннектикут авеню, Вашингтон 20036, США

Автор: Андрей Пионтковский

российский политолог, журналист, политический деятель

Итоги выборов 18 сентября

Григорий Амнуэль

Закончился ещё один электоральный цикл. Можно смело сорвать все баннеры и призывы. Декорации, не более того. Выборы в России делались, и продолжают делаться, не на избирательных участках, а в высоких кабинетах в Кремле, на Новой, и на Старой площадях. Не верите? Посмотрите ещё весеннее заявление, нет, не почивших в мире безмолвия Джуны или Ванги, а процветающего в нашем мире иногда тоже часто кажущемся безмолвным – спикера Нарышкина. Спикера бывшей Государственной думы, комитетчика и близкого друга и соратника В.Путина. Он смело и 100% точно заявлял количество фракций и их цвета и названия в Парламенте 7 созыва не изменяться. Вот так, безапелляционно и уверено. Думать, что Нарышкин, не информированный персонаж – наивно и даже глупо. Так что в соответствии с его заявлением нам всем 140.000.000 народа Российской Федерации оставалось играть роль – «чего изволите или кушать подано», причем, это в лучшем случае, а то просто главная роль под названием «шаги за сценой».

Не раз приходилось говорить и писать – власти нужно не только подчиняться или противостоять ей, власть нужно уметь слушать и слышать. Всем, и тем, кто любит власть в силу тех или иных привилегий и тем, кто её как минимум недолюбливает. Приведу простой пример, специально с простым рядовым членом Парламента и «Единой России» некто Паниной избиравшейся в Москве. В информационном бюллетене указывается 26 счетов в Банках России и на них более 300 миллионов. Для справки у большинства других кандидатов от 1 до 5 счетов, и суммы ни в какое сравнение не идущие. Ещё у Паниной всего две квартиры в Москве. Вполне нормально, но вот чуть ниже расшифровка по квартирам одна более 200 квадратных метров, да и вторая под 100. Вам понятно «как хорошо быть депутатом». Интересно у скольких процентов соотечественников такие квартиры и столько столь обеспеченных счетов? Повторюсь, это не инсайдерские данные, а строчки из бюллетеня. Вы их читали? Анализировали? Увы, этому в школах и даже Университетах и Академиях не учат. Почему? Потому, что народом не умеющим анализировать информацию управлять проще.

В СССР было ограничение информации. Правда умные, пытливые находили доступ к голосам Свободы из-за рубежа или к там и тут самиздату. Техническая революция, Интернет, информационные спутники прорвали зону железного занавеса. Россия по территории далеко не Северная Корея и даже не Иран, перекрыть технические возможности получения информации в ней при современном развитии техники не реально. Именно поэтому акцент в информационной войне сделан на забивание информации своим безостановочным потоком и навязываемую прикормленными политтехнологами, политологами, журналистами аналитику, – которая называется ПРОПАГАНДА. Её кто с удовольствием, кто воле неволе кушают. Большинство голосов Свободы либо отрешены от эфира, либо вытеснены с наших бескрайних просторов. Самый лучший пример А.А.Пионтковский. Западные демократии погружены в свои проблемы и ассигнования на информационную политику на русском языке, в любом случае наиболее доступном для понимания как нынешними, так и бывшими гражданами СССР и РФ, не находят. Ещё бы они всё ещё помнят, что в 1991 году «Империя зла» прекратила своё существование. Действительно костюмчик и атрибутику поменяли, вот ментальность и самосознание поменять пока не реально. Даже большие слои «русской» эмиграции живут в плену сантиментов о процветании Великой хоть и бывшей, но Родины. Итог – можно смело утверждать после 2008 года российская власть, и пропаганда обыгрывают своих соперников. Устраивает ли это Вас? Судить Вам.

Пройдёт совсем мало времени, и мы будем иметь возможность ознакомиться со списком новых депутатов. Рискну забежать чуть-чуть вперед и предложу Вам свой короткий анализ того, что теперь нас всех ждёт. Смена видимо на 2/3 состава имеющей конституционное большинство фракции «ЕР» самое значимое из произошедшего. На смену старым и сытым пришли сытые, но молодые. Команда Суркова-Шойгу окончательно сменилась командой В. Володина. Который и сам получил дополнительную легитимность, пройдя в отличие от многих других высших чиновников избирательный цикл и получивший естественный депутатский мандат.   Количество пропагандистов в Думе заметно увеличится – Ямпольская, Шургунов, Толстой и им подобные заметно усилят поток обволакивающей пропаганды, которую активно лил на головы сограждан только Пушков. Готовьте глаза и уши. Следствие. Усиление возможностей власти на фоне экономических проблем в стране закручивать гайки. Усиливать давление, заменяя реальность пеленой пропаганды и дымом Величия Отечества, которое должно оправдывать полное ничтожество перспектив жизни простых людей. Почему? Потому, что подобная перспектива либо совсем отсутствует, либо сжимается до узкого коридора подачек власти. Каждый пенсионер получит по 5000! Рублей, на которые как заявил Д.Медведев, у многих уже есть большие планы. При цене продуктовой корзины в стране – планы действительно большие, можно даже сказать грандиозные. Реализовать их, безусловно, поможет создание нового гиперминистерства Государственной Безопасности. Старшие, может быть, вспомнят, такое министерство в СССР уже было, его достижения и успехи немногим пережившим успехи памятны, но это уже другой разговор. А пока и мы и мир будем готовиться начинать пожинать результаты выборов.

19.09.16. Григорий Амнуэль

Как бы это ни было ненавистно, это следует понимать

Евг.Ихлов

Либералам-западникам («русским европейцам» по выражению Ф.М. Достоевского), с их логико-рационалистическим мышлением, очень трудно прочувствовать два качественных изменения в российском социуме.

Во-первых, Россия переживает самый длительный после марта 1953 года период обожания живого харизматического лидера («живого правящего бога» с точки зрения эллинизма). Сталин был окружен таким преклонением года с 1928. Таким образом, путинские 17 лет уже сопоставимы со сталинскими четвертью века обожествления.

Культ Ленина как живого бога ограничился 5 годами. Года по три харизматического обожания выпали Хрущеву, Горбачёву и Ельцину.

Полторы декады правления божества, могущего решить любую проблему и берущего на себя всё бремя ответственности, должны обеспечивать не только формирование невроза навязчивого состояния у подданных, но и необычайно длительное состояние подсознательного психологического комфорта…

Во-вторых, уже два с половиной года в России длится состояние этнической и квазиэтнической (имперской) мобилизации. Крымская эпопея и конфронтация с Западом, выступающим оппонентом российского имперского реванша, должна вызывать эмоции сравнимые с чувством обретения ранее зависимым народом национального суверенитета или переживаний военной победы над историческим врагом.

Ранее такой накал и длительность национал-имперских чувств был только на финальном этапе Второй мировой войны и в первые годы после её завершения.

Ни подавление венгров в 1956 году, ни полёт Гагарина, ни подавление чехов в 1968 году 30 месяцев непрерывного патриотического экстаза вызвать не могли… Ровно также, как и триумф 1812 года и начало реформ 1856 года…

Поэтому вся либеральная и леводемократическая пропаганда воспринимается лишь как зловредная попытка лишить народ долгожданного счастья…

Кроме Сталина, лишь Фидель Кастро, Мао, Наполеон и Гитлер давали своим поклонникам такие длительные и интенсивные периоды самой искренней партисипации с лидером и государством…

Кстати, именно наличие некоторых критических ноток в агитации КПРФ и её суетливые попытки потеснить образ «живого правящего бога» культом Сталина привели КПРФ к невиданному позору: довольно крупная, уже вполне историческая и имеющая самостоятельный генезис, независимый от правящего истеблишмента, антиправительственная партия проигрывает в предвыборной поддержке ЛДПР, которую суть лишь «радикальный путинизм» и всячески это нюансирует…

Необходимо осознать ещё три важнейших фактора.

Первый. Поскольку низменная политическая жизнь ассоциируется в «коллективном бессознательном», в том смысле, как этот термин употреблял для заказчиков Вавилен Татарский в «Generation «П», с дорайской (т.е. адской – православие отвергает чистилище) эпохой, то всё что грезится демократам столь желанным – соревновательные выборы, борьба фракций, газетно-телевизионная ругань, нескончаемые митинги и протестные марши, массы отвергают категорически как угрозу нынешнему инфантильному блаженству, и совершенно не хотят возвращения пусть и к имитационной демократии…

Показы заурядных политических буден революционной Украины поэтому внушают достаточный ужас и так, даже без педалирования тем «бандеровцев» и пылающих автопокрышек…

Второй. Живой правящий бог, как и завещал Великий Пётр, – царь-работник, бог-демиург… Но – он маг. Чтобы страна жила, он ежегодно 4-5 часов накачивает её в прямом эфире своей витальной энергией. Он ездит по заводам – чтобы работала промышленность, посещает фермы – дабы колосились хлеба… Он ловит рыбку – чтобы рыба переполняла водоемы и находит амфоры – чтобы не пресеклась всемирная история…

Третий. Всё требуемое для народного счастья народ получает из телевизора. Реальность никого не интересует…

Поэтому так напрасны были причитания «донецких сторонников федерализации», что их «сливают». Народ не радовали их победами и не огорчали их поражениями. Нужен был такой прифронтовой «диснейленд» — квартал полуразрушенных пятиэтажек и чадящие сараи в сельской местности…

Это – декорации «войны с фашистами»… Когда уже приелся этот антураж Великой и Справедливой Войны России, его поменяли на более эффектный — появились кадры с огромными красивыми самолётами, бросающими сотни бомб через облака — с тем чтобы там внизу прицельно поразить командные пункты и склады запрещённых в РФ…

Шоу должно продолжаться…

Восточный фланг НАТО

А.Сытин

Ровно год назад в этом же зале звучали призывы консолидировать усилия Евроатлантического союза для борьбы с угрозой со стороны России. Я удовлетворен тем, что эти положения в сочетании с предложениями оказать максимальную, в первую очередь военную поддержку Украине, ставшей главным форпостом в борьбе с этой угрозой и одновременно главной жертвой российской имперской агрессии, звучали в том числе и в моем выступлении. Прошел год, и сегодня мы можем констатировать, что европейским обществом сделан значительный шаг вперед в части осознания реальных угроз и необходимости борьбы с ними. Имеются ввиду результаты июльского саммита НАТО, прошедшего два месяца назад в Варшаве. Я не буду останавливаться на его итогах: всем, здесь собравшимся, они прекрасно известны. Уже прозвучали и соответствующие оценки как со стороны представителей европейского [Западного] политического сообщества, так и со стороны российской пропаганды, а также прокремлевски настроенных/ проплаченных Москвой западных СМИ и экспертов.

Выражая удовлетворение решениями Варшавского саммита НАТО, хочу, однако, отметить, что они стали лишь первым шагом на пути к осознанию угроз со стороны России и консолидации того, что мы называем «восточным флангом» Альянса. Основная работа, как на информационно- экспертном, так и на военно-политическом уровне еще предстоит. Очень хотелось бы надеяться на то, что XXVI Форум станет заметным шагом вперед на этом пути.

В своем выступлении остановлюсь на нескольких положениях. Прежде всего, хочу отметить, что никакие дипломатические усилия и попытки «умиротворить» российского агрессора не имеют под собой ни малейших историко-логических рациональных оснований. Следует также безоговорочно оставить любые надежды на то, что смена первого лица или даже правящей группировки в России (так называеый «верхушечный переворот») приведет к спаду напряженности в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. Особенно наивно выглядят заявления отдельных экспертов, надеющихся на «легитимный приход к власти либералов» в диапазоне от Д.Медведева до А.Кудрина. Никаких ни «системных», ни «несистемных» либералов, способных прийти к власти легитимным или даже революционным путем, взять на себя государственную ответственность и тем более изменить агрессивно-имперский тренд российской политики последнего полутысячилетия в России на сегодняшний день не существует. То исключение, которое имело место во второй половине 80-х – начале 90-х (до начала войны в Чечне) годов, своей кратковременностью, непоследовательностью и в конечном счете своим внутриполитическим и международным фиаско лишь подтверждает общее правило. Оно служит лишь основанием и подтверждением высказанного положения. Замена фигуры В.Путина Д.Медведевым, С.Ивановым, С.Шойгу или кем-либо еще может на короткое время дать передышку, дезориентировать западный политический класс, но не может изменить имманентно присущего России внешнеполитического тренда. Следует помнить, что агрессия против суверенной Грузии, строившаяся по тем же лекалам, что и агрессия против Украины, происходила в период президентства Д.Медведева.[1]

Год назад мы с тревогой констатировали как ментальный, так в значительной степени и политический разрыв в оценке рисков и угроз, наблюдавшийся между Европой Западной и Восточной, полвека проведшей в условиях русской/советской оккупации. Эта оккупация стала итогом того установившегося в результате Второй мировой войны миропорядка, возвращения к реалиям которого так жаждет нынешний российский режим. В стратегических целях и политических приоритетах последнего ничего не изменилось: в Кремле по-прежнему продолжают грезить о ядерном паритете с США и европейскими странами и о зоне исключительного политического, экономического и военного влияния на просторах от Днепра до Эльбы, как это было во времена СЭВ и Варшавского договора. Достаточно непредвзято почитать и послушать речи ведущих российских политиков, вплоть до самых первых лиц, а также находящихся у них на службе экспертов для того, чтобы последние сомнения в этом исчезли.

Варшавский саммит показал, что западная часть Европы только начала приходить к осознанию того, о чем давно уже говорят президенты Литвы и Эстонии, министры обороны и иностранных дел Польши, представители политического класса Украины, не говоря уже об экспертах, в том числе и российских, к числу которых скромно причисляет себя и автор этих строк. Остается надеяться, что процесс ментальной, политической и военной консолидации Запада – всего, что мы называем цивилизованным миром, в рамках Альянса будет происходить достаточно быстро, и России не удастся овладеть инициативой, а тем более ее развить. Крупным, можно сказать знаковым шагом в этом направлении стало бы понимание того, что на самом деле не существует никакого восточного и южного флангов НАТО как отдельных, несвязанных между собой направлений международной и военной политики Альянса.

Выше мы говорили о неизменности российского имперского внешнеполитического вектора. Так вот этот вектор остается неизменным, но средства и методы проведения агрессивной курса претерпели изменения. Мы не будем здесь вдаваться в анализ недавно появившегося понятия «гибридной войны», которую Россия в настоящее время ведет против Украины. Аспекты этой войны достаточно хорошо известны. Мне же хочется заострить внимание аудитории на одном из главных методов этой гибридной войны – терроризме и провокациях. Если говорить об этих методах, то мы без труда увидим, что Россия, как минимум с момента своего вторжения в Сирию фактически уже ведет такую провокационно-террористическую войну против ненавистного ей Западного мира.

Все мы хорошо знаем об информационной войне, концепции «глобального русского мира» и распространения в невиданных ранее масштабах русского информационного пространства. Мы также хорошо знаем о методах ядерного и энергетического шантажа, первый из которых широко применяется сегодня, а второй находил применение в недалеком прошлом. Ныне всякому непредвзятому наблюдателю очевидно, что речь идет о шантаже террористическом. Эксперты уже неоднократно указывали на тот, например, факт, что иракских, ливийских, сирийских офицеров, воюющих в составе «террористических» войск ИГ большинство составляют выпускники российских/советских военных учебных заведений, что в рядах воинов ислама велико количество граждан РФ, в том числе со свежевыданными загранпаспортами. Людям, знакомым с практикой «добровольцев», «отпускников», «гуманитарных конвоев», не говоря уже о ЧВК (частных военных компаниях), это уже говорит о многом.

Страннным образом ИГ, автоматически принимая на себя ответственность за все совершающиеся в европейских странах теракты, не выдвигает, как это принято у террористов, никаких требований. Однако каждый теракт сопровождается все более определенно и жестко звучащей требованиями Москвы вступить с ней в союз для борьбы с мировым терроризмом. Очевидно, что Кремль пытается таким образом преодолеть свою международную изоляцию, заставить считаться с собой как с глобальным ведущим геополитическим игроком и взорвать удушающий его экономически санкционный режим. И, наконец, не следует забывать о сформулированном еще римской правовой традицией принципе cui prodest? Удивительно, почти все террористические акты соответствуют интересам, геополитическому расписанию и ритмам международной жизни Кремля. Россия осуществляет ковровые бомбардировки с применением запрещенных видов вооружения, убивает массу мирных жителей, возможно повинных лишь в том, что они недовольны режимом Б.Асада, направо-налево уничтожает демократическую оппозицию, наконец, не скрывает, что ведет войну с ИГ, а теракты почему-то происходят на территории стран, напрямую с ИГ не воюющих, мало того, в ущерб себе принимающих огромное количество беженцев, проявляющих, в отличие от России, терпимость к совершенно чуждым им мусульманским религиозным и национальным пока еще меньшинствам. Террористические акты не происходят на территории тех стран ЕС и НАТО, которые периодически, хоть в какой-то форме поднимают вопрос о примирении с Россией, необходимости учитывать ее интересы, снятии санкций. Зато удары наносятся по главным странам ЕС, субъектам нормандского формата в реализации минских договоренностей и по городу – штаб-квартире ЕС и НАТО.

Именно эти же страны, опять «по странному стечению обстоятельств» стали главным объектом нашествия миллионных толп беженцев. При этом ИГ до последнего времени воздерживалось от высказываний в адрес России и тем более от проведения на ее территории террористических актов. Зато Кремлю исключительно повезло с неудачным военным переворотом в Турции, в резльтате которого на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье на наших глазах складывается новая, выгодная России геополитическая конфигурация. Вторая по силе, грозная для России, армия Альянса оказалась разгромленной, дезорганизованной и фактически выведенной из строя. Предлагаю задуматься о том, что из всего сказанного логически вытекает следующий вывод: ключ к преодолению террористической опасности, также как и решению проблемы беженцев, не говоря уже о бесконечных попытках дестабилизации цивилизованного мирового порядка, лежит в Москве. Иными словами, стратегически нет никакого восточного фланга НАТО, есть противостояние Альянса, стоящего на страже цивилизованного мира, демократии и мирового порядка, и России, неустанно посягающей на эту цивилизацию и этот порядок. Думаю, что уже сейчас или в самое ближайшее время подавляющему большинству западного политического класса и экспертного сообщества, не подкупленного Кремлем, должно стать очевидно: при ликвидации «русской угрозы» большинство террористических организаций свернут свою деятельность, а потоки беженцев значительно обмелеют и станут более управляемыми и менее агрессивными.

Все остальное подробнее можно обсудить в кулуарах или в рамках интервью, если кому-то захочется его взять… Коротко можно добавить лишь то, что желательно иметь ввиду усиление южного фланга так называемого восточного фланга Альянса, в частности, его черноморской составляющей. Не следует также упускать из виду и региональные аспекты укрепления европейской безопасности. Более года назад в Риге я говорил о желательности ввести оборонную составляющую в формат Восточного партнерства — подобные вещи необходимо тщательно прорабатывать на экспертном уровне. Наконец, в связи с невозможностью прямо сейчас включить Грузию и Украину в состав Альянса, стоило бы определить и возможно быстрее реализовать их ассоциированный статус, наподобие Швеции и Финляндии, хотя думаю, что задача их полноценного членства в НАТО должна оставаться в числе его главных политических приоритетов.

В заключение, хочу несколько слов сказать о минских договренностях. Скоро будет 2 года как я не устаю говорить и писать, что эти договоренности не могут быть реализованы и что конфликт на юго-востоке Украины является по сути военной агрессией России против этой суверенной страны. Эта агрессия лишь наскоро замаскирована под региональную гражданскую войну. Указанный конфликт не может быть решен в минском политико-дипломатическом формате. Путь к его решению лежит через ввод достаточного международного вооруженного миротворческого контингента без участия России. С его помощью должен быть восстановлен суверенитет Украины над этой территорией и контроль над всей протяженностью российско-украинской границы. Территории бандитских ДНР/ЛНР должны быть полностью демилитаризованы, все незаконные вооруженные формирования и органы власти ликвидированы. Только после этого возможно проведение выборов в соответствии с действующей конституцией Украины. Судьбу же боевиков-террористов, независимо от их гражданства и национальной принадлежности, должен решать украинский суд. Данный путь является единственным средством решения этого затянувшегося конфликта, угрожающего безопасности не только Восточной Европы, но и всего европейского континента.

Крыница-Здруй,  7 сентября 2016.

[1] http://forum-msk.org/material/society/12068376.html

 

Приговор России

Министерство экономического развития России предлагает для бюджета на период с 2017 по 2019 год вариант «базовый плюс», который исходит из цены на нефть $50 за баррель в 2017 году… Самое смешное, в России прекрасно понимают, что изобретать велосипед для приведения в чувство взбесившейся страны с имперскими амбициями Запад не будет. Зачем, если все отработано еще на Советском Союзе? Фанатики «русского мира» могут публиковать сколько угодно фотографий военной хроники 1945 года с подписью «Можем повторить». На самом деле – не могут. А Запад публиковать фотографии развала СССР не будет. И писать «можем повторить» не будет. Хотя очень даже может. И повторит. Уже повторяет.
Душить экономику страны, чья экономика построена исключительно на торговле нефтью и газом, будут перекрывая именно эти финансовые потоки. И не нужно никаких сложных схем, многоходовочек и военной агрессии. Все просто. Но в этот раз растягивать удовольствие никто не собирается. Бить будут сильно и сразу по всем нежным местам. То есть не только с помощью снижения цены.
По большому счету, стоимость нефти и газа на мировом рынке из вопроса номер один для России легко переходит в разряд несущественного. Если ты заперт в хранилище с грудой золота и без куска хлеба, цена и количество золота значения не имеют. Обменять его на еду просто негде. Замок надежный, двери крепкие. Именно так выглядит сейчас реальная картина. Резкое падение цен на нефть, а теперь и на газ – не наказание России за грехи. Это первый этап жестокого лечения. Что-то вроде наркоза молотком по голове перед ампутацией шкодливых конечностей в полевых условиях. Следующий этап – переизбыток предложения на рынке углеводородов и вытеснение с него РФ. Подготовку к этому процессу можно было наблюдать еще в 2015 году, когда крупнейшие потребители наращивали запасы. Теперь пришло время демпинга и перекраивания сфер влияния.
Одним из знаковых сигналов для нефтяного экспорта из России стало сообщение о том, что польский трейдер Mercuria, крупнейший продавец российской нефти марки Urals в стране, прекратил операции с российской нефтью в порту Гданьска. Не ограничил, не потребовал снизить цену – просто сказал «прощай» и прекратил операции. Сам нефтетрейдер не прекращает работу и все его покупатели довольны – теперь компания будет использовать танкеры с нефтью из Ирана.
Представитель Mercuria сообщил Reuters, что компания по-прежнему заинтересована в польском рынке. И будет на нем работать. Но уже без России. «Разгрузка Urals из резервуаров в Гданьске – просто реакция компании на изменения рынка, и это не значит, что Mercuria планирует прекратить работу в Гданьске или в Польше», – сказал он. И дело совсем не в политике, как сейчас пытаются представить ситуацию российские СМИ и эксперты. Просто пока РФ проедала нефтяные доходы и игралась в воинственную империю, ее конкуренты модернизировали добычу, инвестируя туда миллиарды. И снижали себестоимость. Насколько согласованными были эти действия и какова в этом процессе роль США история не то чтобы умалчивает – просто это уже история. А в реальности остался единственный факт – Россию просто выкинули с рынка.
Самое неприятное для РФ, что вернуться она уже не сможет. Теперь ближневосточные государства благодаря более низкой себестоимости их нефти имеют гораздо большие возможности демпинговать, чем РФ. И не собираются договариваться о фиксации цены. Им она не нужна. Да, они потеряют на падении цены продажи, но выиграют на росте объемов за счет сокращения присутствия России. Ничего личного, просто бизнес, новые технологии и низкая себестоимость. А у России новых технологий нет. Во-первых, потому что их не продают и не передают из-за санкций. А во-вторых, потому что нет денег на покупку, а кредиты не дают из-за санкций. И инвесторы не готовы начинать общие проекты по этой же причине. Жестокий мир бездуховного капитализма совершенно равнодушен к так и не вставшей с колен российской экономике.
В этой ситуации последним шансом сохранить хоть какие-то поступления в бюджет для Кремля стал рынок газа. Конечно, там доходы не те, да и цена на газ с некоторым временным лагом падает вслед за нефтью, но в отсутствии красивой горничной приходится тащить в номер и дворника. Но оказалось, что и с этой стороны российскую экономику бьют тем же самым и по тому же месту. А зачем усложнять процесс?
Запас прочности у российского газового экспортера «Газпром» просчитывается достаточно просто – достаточно сравнить экспортную цену и внутреннюю. Цены на газ в долгосрочных контрактах «Газпрома» частично привязаны к ценам на нефть, так что в 2016 г. экспортный нетбэк ($85 за 1000 куб. м) превысит внутренние цены ($55 за 1000 куб. м) только в 1,5 раза. В Кремле рассчитывали исключительно на то, что европейская цена на газ достигнет дна в 2016 году и пойдет вверх. Но тут на сцену вышли американцы и их союзники.
Спецпосланник госсекретаря США по международным энергетическим вопросам Амос Хохштайн в в интервью EurActiv Slovakia рассказал, что американские компании готовы бесплатно построить в Европе плавучие установки для приема сжиженного природного газа ради того, чтобы заключить долгосрочные контракты и потеснить «Газпром» на европейском рынке. Бесплатные терминалы и газ по цене ниже российской – это как раз то предложение, от которого невозможно отказаться. Предложение американских корпораций действительно роскошное. Цитирую Хохштайна: «Мы дадим вам плавучую установку бесплатно, если вы согласны покупать у нас газ в течение пяти лет».
Естественно, в ЕС его приняли. Уже идет строительство такой установки возле северо-восточного побережья Греции. Оттуда газ будет поставляться в Болгарию и далее в Румынию и Сербию. Еще одну установку построят на хорватском острове Крк. Через нее будут снабжаться Словения, Венгрия и Украина. Хотя, у Украины есть свое мнение на этот счет. Если установка бесплатно, а цена хорошая – почему бы не поставить еще одну, например в районе Одессы? Как ни крути, но среди покупателей «Газпрома» наша страна с ее устаревшими технологиями в промышленности была самым крупным клиентом. То есть и для американцев этот рынок очень интересен. Ну и экспортные трубопроводы у нас тоже имеются в наличии.
Вообще для того, чтобы нокаутировать «Газпром» достаточно тех двух установок, которые уже строят. Ну а если получится поставить третью в Украине, России придется закачивать газ обратно в скважины. Потому что на Западе он будет уже не нужен. Как и в предыдущем случае, дело уже не в цене. И «Газпрому» нет смысла подсчитывать, сколько он потеряет на падении в 20 долларов. Он теряет рынок и покупателей, а не часть прибыли на старых объемах.
Общая годовая потребность всей Европы составляет около 400 млрд куб. м. Американцы сразу обещают более 100 млрд куб. м. И непрерывный рост объема до 2020 года. Аналитики Fitch уже заявили, что в ближайшие три-четыре года на европейский рынок хлынет рекордный поток СПГ — более 180 млрд куб. м в год. Новые заводы по его производству откроются не только в США, но и в Австралии и Катаре. Плюс Норвегия со своими поставками. Плюс внутренняя добыча европейских стран, в том числе и Украины. И все это на фоне развития энергосберегающих технологий, благодаря которым потребление газа в Европе ежегодно сокращается и эта тенденция навсегда. Вот такая печальная картинка. Для России, естественно.