О Дональда Трампе

Публикуя пост Е.Ихлова, хочу предварить его парочкой замечаний. Дал бы Бог, чтобы ситуация была именно такой, какой видит её автор публикации. Я сам далеко не в восторге от нынешнего вида либерализма, все предназначение которого с моей точки зрения, сводится лишь к тому, чтобы служить хоть какой-то альтернативой российской политической модели. Альтернативой отнюдь не лучшей. Никогда не отождествлял себя с либералами в их нынешнем понимании и всегда был абсолютным сторонником «либерализма в пробковом шлеме», он же социал-дарвинизм, он же, как в свое время окрестила мои взгляды Т.Гузенкова «социальный расизм». В самом деле, образованный окончивший Оксфорд, обладающий подлинно традиционным джентльменским английским воспитанием индиец или пакистанец, мне несравненно ближе не только вечно пьяного мужика из российской глубинки, но и поверхностно на русско-советский манер образованного московского или питерского выпускника гуманитарного факультета ВУЗа, убежденного в том что он является носителем некоей эксклюзивной духовности и богатейшей культурной традиции. Во-первых, на принадлежность к этой традиции, какая уж она ни есть, он не имеет ни малейшего права, а во-вторых, его убежденность в том, что русская культура обладает великой выдающейся общемировой абсолютной ценностью основана лишь на элементарном невежестве в отношении европейской традиции в целом о отдельных европейских стран в частности. Впрочем, об этом можно сколь угодно долго… Итак, к тексту Е.Ихлова:

 

12-й день слышатся – в одном углу мироздания надрывные ламентации, а в другом – ликующие вопли* – в связи с полной и окончательной гибелью либерализма от рук Трампа.

И совершенно непонятно — почему?
Победа Трампа, точнее, полученный им уровень электоральной поддержки (всё-таки его соперница получила на миллион голосов больше, а остальное – удача и особенности американской выборной системы) – это всемирно-исторический триумф либерализма.

Только не новейший версий «либерализма», сотканных из правозащиты*, патернализма, социального дирижизма, но того изначального, «фундаменталистского» либерализма полуторавековой давности, который сегодня принято называть «либерал-фашизмом»**.

Это доктрина честного соревнования во всём и при полной свободе выбора для каждого — обязанности отвечать за его последствия.
Это тот самый, вызвавший у Путина бешенство, либерализм «господ в пробковых шлемах», полностью наслаждающихся своим цивилизационным превосходством и, разумеется, столь же полностью в нём уверенным.

С тех пор либерализм изменился три или четыре раза, но это не означает, что пропало, «рассосалось» его ядро, фундаментальная основа доктрины, начавшей своё триумфальное шествие по миру четверть тысячелетия назад.

Утверждают, что за Трампа были самые архаические слои американского общества.
Но давайте что посмотрим, что они выбрали.

Прежде всего, они показали высокую степень иммунитета перед информационной обработкой: на них давало телевидение (социальные сети – не их конёк), к ним взывали их признанные идолы – голливудские, музыкальные и спортивные звезды; более того, к ним обращались руководители обоих партий, избирателями которых они зарегистрировались… — всё вокруг на все лады призывало отринуть Трампа.

Но они его выбрали, показав приверженность буквально античной доблести демократической независимости.

Они выбрали не соблазн государственного патернализма и социального иждивенчества, достигаемых за счёт драконовского налогообложения культурно совершенно чуждых им слоёв — верхнего среднего класса и богачей, но возможность трудиться и зарабатывать самим, многим рискуя и в случае болезни, и в случае безработицы, и будучи обречены старательно копить на приличное образование своих детей.

Они выбрали право лично гнуть спину у станка, балансировать на верхотуре строек или трястись в комбайне в поле, не перекладывая это на наспех натурализованных мигрантов, и не мечтая щелкать в офисе на ноутбуке, снимая свою маленькую ренту от прибылей, идущих от вынесенных в Азию, Африку и Мексику производств.

Это и есть первозданная либеральная демократия – сам независимо голосуешь, сам независимо строишь жизненную стратегию, и сам зависишь от последствий ошибок или выигрышей.

И то, что именно Америка «корней травы» выбрала либеральную демократию, является лучшим итогом её провозглашения как основы земного миропорядка 240 лет назад в «Декларации независимости».

Что же касается мирового резонанса «Катаклизма 8/11», то он заставил и Западную Европу, и Латинскую Америку, и страны Тихоокеанского бассейна вновь рассчитывать только на себя. Никакого столь привычного за прошедшие семь десятилетий шелеста крыльев белоголового орлана за надёжно прикрытой спиной. «Как потопаешь – так и полопаешь».

Сами сплачивайтесь против московской угрозы, сами кооперируйтесь перед лицом китайской экспансии, сами учитесь отстаивать демократию и право…

И лучшим свидетельством быстро усвоенного урока стал швейцарский военно-воздушный эскорт самолёта с путинской свитой: не всё вам пугать Европу вашими армадами – мы, потомки Вильгельма Теля, готовы влиться в единый стальной кулак Запада, поднесенный к оскаленной морде сорвавшегося с цепи медведя…

Поэтому мы видим, что раз широкие американские массы выбрали политическую и рыночную свободу без берегов, а более культурно искушенные слои оказались перед необходимостью объединяться перед «вызовами и угрозами» популизма и социал-дарвинизма, то позиции «старого доброго» либерализма прочны в Соединённых Штатах как никогда.

*То, что сегодня понимается под правозащитой совершенно не соответствует концепции прав человека (гражданских свобод), как она понималась в два столетия назад. Тогда требовали возможности самим защитить свои права (гражданское равноправие меньшинств, право голоса, свобода совести и прессы, право создавать милиционные формирования и независимый суд равных тебе). Смягчение же условий содержания для заключенных, улучшение быта бедняков, просвещение — это было гуманитарной миссией. Теперь — правозащита — это требование опеки и поддержки от государства (разумеется, кроме таких варварских случаев как отечественный деспотизм с его феодальными устоями).

* Я не могу понять, почему враги либерализма называют его «псевдолиберализм». Можно подумать, что они отстаивают какой-то истинный, кристально-чистый либерализм? Ведь антикоммунисты никогда не скажут «псевдосоциализм». Впрочем, известный культуролог И.Г. Яковенко объяснил мне, что приставка «псевдо — » применяется в отечественной тоталитарной пропаганде для уничижения оппонента.

** Ранее я определял «либерал-фашизм» как «стремление достигнуть приемлемых в демократическом обществе целей неприемлемыми для современной западной демократии средствами», вроде действий президента Филиппин Дутерте по борьбе с наркоторговлей, президента Турции Эрдогана по выкорчёвыванию военного заговора или планов Трампа по противодействию незаконной миграции. Сейчас я склонен определять данной формулой феномен «демократофашизма». А «фашистский либерализм» определяю как институциолизированный социал-дарвинизм — без уважения сословных привилегий, но и без скидок для социально слабых слоёв или цивилизационно-отсталых обществ. «Пусть побеждённый плачет, судьбу свою кляня…».

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s