География “фашизма” на постсоветском пространстве

Молдова, Украина, Грузия и Армения — единственные государства на территории СНГ, в которых лидеры сменяются в ходе демократических выборов. Все четыре страны имеют на своих границах зоны локальных конфликтов, контролируемые Кремлем. Во всех конфликтах принимали участие российские военнослужащие. Во всех четырех они «защищали» мирное население от каких-нибудь «фашистов».
Все конфликты начинались либо на границе с РФ, либо там, где базировались российские войска. Там, куда не дотягивалась военная логистика Кремля, «фашисты» ни разу не появились и от их рук никто не погиб. В ходе конфликтов под видом псевдогосударств создавались новые военные базы РФ. Эти военные базы дружно набрасываются на любое государство, в котором обнаруживается “фашизм”.

Военные базы РФ на оккупированных территориях
Молдавские «фашисты» напали на русских в расположении 14-й армии в Приднестровье, но обошли стороной Гагаузию. Грузинские «фашисты» появились в приграничных с Россией Абхазии и ЮО, но не тронули Аджарию. Украинские «фашисты» пытались уничтожить Крым и Донбасс (в которых националистов отродясь не бывало) и никого не тронули на Галичине — в самом сердце украинского «фашизма».
Жителям всех атакованных “фашизмом” территорий помогает Россия. Если бы не вмешательство Кремля, в Абхазии погибло бы столько же, сколько в Аджарии, в Приднестровье как в Гагаузии, а в Донецке пострадало бы от “фашистов” не меньше, чем во Львове. Взгляните на освобожденные Кремлем города. Сразу видно, что там был “фашизм”.

Освобождение от «фашизма» донецкого «Метро»
Даже через много лет после освобождения, “фашизм” дает о себе знать.

Сухумский вокзал через 20 лет после освобождения
Не завидна участь жителей Западной Украины. Они живут далеко от границы с РФ и им не светит освобождение от “фашизма”. Так и будут мучиться до конца своих дней.

«Фашистский» Львов
Трагична судьба Одессы. Она была на пороге освобождения от “фашизма”. Если бы у Одесской области была сухопутная граница с Россией, город обязательно освободили бы. Одесса повторила бы судьбу Донецка и других освобожденных от “фашизма” городов.

Одесса под пятой “фашистов” (лето 2015-го)
Повезло жителям Туркмении, Узбекистана и ряда других стран. “Фашизм” появляется только в демократических государствах. Автократии могут давить население танками, держать русских в качестве рабов, ликвидировать русские школы, закрывать русскоязычные СМИ, это не приведет к “фашизму”.

Символ свободы Туркмении от «фашизма»
Статуя Туркменбаши — вот символ свободы Туркмении от “фашизма”. Пока статуя стоит, “фашизм” Туркмении не грозит. Как только символ упадет, жди прихода “фашизма”. Через Каспий, через каракумские пески, добровольно в заслуженный отпуск российские военнослужащие придут защитить своих туркменских братьев от “фашистской заразы”.
Двояко положение жителей прибалтийских стран. С одной стороны, у них демократия, а значит они априори “фашисты”. С другой стороны в Кремле не рискуют защищать жителей этих стран, покуда их защищает НАТО. Так что, символом свободы Эстонии, Латвии и Литвы от “фашизма” является Североатлантический альянс. Как только альянс ослабнет, тут же во всех трех странах обострится проблема “фашизма”.

Символ свободы от «фашизма» Эстонии, Латвии и Литвы
В России тоже есть свой символ свободы от “фашизма”. Любого, кто попытается расшатать этот символ, объявят “фашистом”, “национал-предателем, “пособником хунты” и прочими нехорошими словами.

Главный символ свободы от «фашизма» на постсоветском пространстве
Любая территория, которая откажется подчиниться этому символу, будет объявлена “фашистской”. Эту территорию начнут освобождать от “фашистской” скверны. И освободят, можете не сомневаться. Вместе с русскими, которые там остались.

Грозный после освобождения от «фашизма»
Вы спросите, — “Почему он все время пишет фашизм в кавычках”? Потому что это не то, что обычно подразумевают под этим словом. Тот “фашизм” о котором я пишу, это тоже символ. Черная метка. С советских времен ее вручали всем, кто несет угрозу Кремлю.

«Фашизм» во времена СССР
Кто не несет угрозы, тот не получит Черную метку. Диктатор никогда не будет “фашистом”, хоть запрещай русский язык, хоть заваривай русских кипятком. Но, если ты сделал что-то, что не понравилось Кремлю, будешь “фашистом”. Те, кто свергают диктаторов, очень рискуют.

Устойчивый признак «фашизма» в любой стране СНГ
Не важно, что на пол миллиона этнических украинцев в Крыму только семь украинских школ. И то, что в России на три миллиона этнических украинцев нет ни одной украинской школы тоже не важно. Это все не имеет значения. Ты — угроза, тебе вручили Черную метку, тебя назначили “фашистом”.
Теперь мы пришли к главному. “Фашистов” не выбирают — “фашистов” назначают. Ни уровень радикализации, ни качество защиты нацменьшинств, ни языковой вопрос здесь не причем. Если тебя назначили, все остальное дорисует спецпропаганда. Дальше следуют стандартные процедуры, которые практически не меняются от случая к случаю.
В приложении к закону “О ветеранах” Кремль официально признает 38 локальных конфликтов после 1946 года, в которых участвовали военнослужащие СССР/РФ. Открываем воспоминания ветеранов и читаем. Для этого существуют специальные ветеранские сайты, на которых собрано все в одном месте. Там же можно найти материалы по десятку-другому непризнанных войн.
На этих сайтах с каждым новым конфликтом открывают новый раздел. Читать лучше про войны до 2000 года, потому что в свежих полно патриотической ерунды, написанной внештатными сотрудниками АП. Старые материалы они пока еще не переписали, но за правильным идеологическим отражением последних конфликтов тщательно следят.
Для того, чтобы понять общий смысл происходящего, достаточно еще раз взглянуть на карту на первом рисунке. Это стандартный план Кремля на территории СНГ. Ели Вас назначили “фашистом”, у вас оттяпают часть территории и создадут на ней военную базу. Для этого очень кстати где-то рядом будут проходить учения “Кавказ”. Этот процесс назовут “борьбой с фашизмом” и “победой над фашизмом”. Саму военную базу обзовут непризнанным государством, на которое вы нападаете, а оно защищается. Оруэлл отдыхает.

“Война — это мир”, Оруэлл — «1984» (советский плакат на тему войск ПВО, 1977)
В Кремле знатные шутники, когда речь касается подмены понятий, поэтому на риторику не обращайте внимания. Кремль во всех своих войнах всегда “защищается” от “фашизма”, “терроризма” или какой-нибудь “хунты”. Ракетчики, танкисты, флот — все “защитники”. Министерство у них “Обороны”. За исключением Чечни, Кремль всякий раз “оборонялся” на чужой территории. “На ближних подступах”, так сказать. Нарушая все мыслимые и немыслимые международные нормы.
Нас за это из Лиги Наций исключали, на Генассамблеях ругали, санкции накладывали и Олимпиады бойкотировали. А мы в ответ диссидентов отравленными зонтиками на тот свет отправляли и палестинских террористов обучали. Ну и по мелочам кое-что. Веселое было время.
Но во времена CCCР мы хотя бы воевали вдали от дома. А внутри были за мир. Ходили с флажками и “антифашистскими” лозунгами на 1 мая. Пропаганда на территории СССР велась, но никто не включал спецпропаганду против собственного населения. Никаких распятых мальчиков и разорванных тел по телевизору. Пропагандировались мир, труд, учеба. Никто не трудился, но это второй вопрос. А война велась где-то далеко с проклятыми империалистами.

Первомай в СССР — праздник Мира и Труда
В СССР мы о войнах Кремля чаще всего и не знали ничего. А если узнавали, то только то, что наши солдаты деревья сажают, больницы строят и помогают декханам собирать урожай. Уже потом стало известно, что признанного нами президента отравили, потом расстреляли вместе с семьей и нашими же врачами из посольства, а голову отвезли в Москву. Но это потом, а на тот момент — деревья, больницы и урожай.

Остазия — дружественно-враждебное государство (Оруэлл — «1984»)
Сейчас ресурсов на все не хватает, и в Кремле где живут, там и воюют. Не могут они уже по Африкам воевать. И население свое не берегут, травят спецпропагандой почем зря. Спецпропаганда — ВУС-6201 это военно-учетная специальность, если кто не знает. Ее назначение убивать людей.
В советское время мы местное население тоже не берегли. Местные племена стравливали друг с другом. С телевизором и троллями в Интернете сейчас каждый может, а мы умудрялись безо всякого телевизора людей друг на друга натравить. Кому интересно, может почитать на досуге http://psyfactor.org/lib/rumours6.h….
Слово “душман” (фарси — “Враг”) тоже мы ввели в обиход. Это такой афганский “фашист”. По официальной версии, он население убивал, а мы от него защищали. На практике так не всегда получалось. Бывало мы население убивали, бывало оно убивало нас. Душманы ведь чаще всего из местных, которых назначили “фашистами”.

«Душман» в переводе с персидского означает «враг»
До начала войны не было в Афганистане никаких “душманов”. Слово было, но коннотация была другая. Коннотацией отдельные люди в ПГУ занимались. Когда кого-нибудь назначают “фашистом”, у них появляется работа. Возможно, “в/на Украине” тоже они придумали во времена “оранжевых фашистов”. И выражение “в Донбассе” стало подозрительно синхронно использоваться во всех пропагандистских СМИ. Это часть работы по маскировке военных баз под псевдогосударства. Так же как “на Украине” это часть работы по лишению права быть государством.
Были еще и внутренние “фашисты”, но о них как-нибудь в следующий раз. Там тоже после назначения “фашистом” следовали стандартные процедуры. Тюрьма, психушка, лагерь, ссылка, пытки, яд, альпинистский топорик. В зависимости от масштаба фигуры и степени вегетарианства режима. Главное что нужно помнить — все это уже было и это не навсегда. С уходом эпохи уходят в лету все назначения “фашистом”. Фашистами после этого оказываются подельники уходящего режима и в этот раз уже без кавычек.

Фашисты назначают «фашистов»
Комментарии: (7)
Комментарии
Петя Лидский
Петя Лидский Армения тут явно лишняя. Карабах формально — территория Азербайджана
Юрий Христензен ответил · 14 ответов · 8 часов назад
Алексей Гаранин
Алексей Гаранин Точный и понятный анализ. Возможно, несколько упрощённый, но основное раскрыто исключительно точно.
Юрий Христензен ответил · 1 ответ
Danylo Iurachkivskyi
Danylo Iurachkivskyi Но, позвольте, в Армении после упразднения СССР находящийся при власти НИ РАЗУ не проигрывал презвыборы находящемуся в оппозиции !
Danylo Iurachkivskyi ответил · 2 ответа · 5 часов назад
Алексей Гаранин
Алексей Гаранин У многих, думаю, возникнет «вопрос-протест» — да зачем и кому в России это нужно!?
Я думаю, мой прошлогодний комментарий сделает этот вопрос понятнее:
https://m.facebook.com/story.php…

Алексей Гаранин

« Война — это способ разбивать вдребезги, распылять в стратосфере, топить в морской пучине материалы, которые могли бы улучшить народу жизнь и тем самым в конеч

Еще

Алексей Гаранин ответил · 6 ответов · 36 минут назад
Егор Седов
Егор Седов Ну, вот в Кыргызстане свергали — сперва засидевшегося демократа Акаева, потом — вполне проамериканского, но настоящего диктатора Бакиева. Хотя ведь и там есть тлеющий конфликт, не указанный на карте, но он был. И обострился как раз после свержения Бакиева.
Юрий Христензен ответил · 2 ответа · 2 часа назад
Andy Kravec
Andy Kravec Но нет. Выборы на Украине были и до любых военных действий, проблемы в Грузии начались в 1992, проблемы Карабаха были заложены в первые годы Соввласти на Кавказе и были на протяжении всего СССР
Реклама

США, Россия и «борьба с терроризмом»: Молчание Трампа

Андрей Пионтковский

Чем же так полюбился Дональд Трамп российскому истеблишменту в период президентской избирательной кампании в США? Человек, который обещал резко увеличить американские военные расходы, снять обамовские ограничения на добычу нефти и газа на территории США, что обрушит мировые цены на энергоносители, рейганист в своих экономических взглядах.

Да тем, что искренне и убежденно с энтузиазмом неофита повторял излюбленный миф кремлевской пропаганды, в течение многих лет старательно и небезуспешно внушаемый ею западному общественному мнению! С Трампом, в частности, плотно поработали два приставленных к нему фактических кремлевских агента – Пол Манафорт и Картер Пейдж. Последний раз заветный темничек Трамп привычно озвучил через пару дней после избрания в интервью Wall Street Journal: «Исламское государство» – самый опасный враг Запада, а Путин с ним борется, следовательно, необходимо отбросить все несущественные разногласия, разделяющие нас с путинской Россией, и сосредоточиться на совместной борьбе с общим врагом».

Этот довольно популярный на Западе тезис – чудовищное нагромождение лжи одних и наивности и глупости других. Существует масса свидетельств о стратегическом сотрудничестве Кремля и «Исламского государства», о сознательном направлении ФСБ кавказских боевиков в его ряды, об использовании Москвой террористов как инструмента ослабления и разрушения Запада. Все более откровенным становится циничный шантаж кремлевской «дипломатией» населения и руководства Европы и США после каждого масштабного теракта исламистов: снимайте санкции и начинайте сотрудничать с нами, иначе вас будут продолжать взрывать. Кремль почти открытым текстом предлагает Западу крышу от дальнейших терактов, но, разумеется, на своих жестких условия: «новая Ялта» и полный контроль Москвы как минимум над всем постсоветским пространством.

Я подробно писал об этом в колонке «Игра в слепоту». Но сегодня мне хотелось бы поговорить немного о другом. А как сам Запад представляет себе борьбу с исламским терроризмом, каковы его успехи и неудачи в этой борьбе? Какие задачи он сможет решить «объединением» своих усилий с путинской Россией?

Исламский терроризм невозможно победить физической ликвидацией его лидеров и адептов в том или ином регионе мира. Если терроризм не будет при этом идеологически побежден в умах и сердцах большинства мусульман, умма немедленно выдвинет из своей среды новых боевиков еще в больших количествах. Известен только один случай такой фундаментальной победы – изгнание американцами в союзе с суннитскими племенами «Аль-Каиды» из Ирака в 2007–2008 годах. Этот провал «Аль-Каиды» привел к ее фактическому распаду.

А еще в январе и феврале 2007 года казалось, что «Аль-Каида» находится на пороге исторического триумфа. После взрыва мечети в Самарре исламским радикалам удалось погрузить Ирак в пучину суннитско-шиитского взаимного террора, унесшего десятки тысяч жизней мирных жителей. Американские войска оказывались во все более нелепой роли между двумя враждующими группами одинаково ненавидящих их фанатиков. И здесь к США пришла неожиданная удача – одна из тех, которые переворачивают ход войн.

Против «Аль-Каиды» выступили и неожиданно обратились за помощью к США шейхи суннитских племен провинции Анбар, центра суннитского сопротивления коалиции и основной базы «Аль-Каиды» в Ираке. Исламские интернационалисты достали даже ненавидевших американцев бывших саддамовцев – своей невероятной жестокостью по отношению к мирному населению, религиозным фанатизмом, навязыванием средневековых норм шариата, экспроприацией женщин для ублажения воинов Аллаха – словом, всем тем, что справедливо называется исламофашизмом. И этот исламофашизм отвергли правоверные сунниты, не имевшие оснований симпатизировать американцам, отстранившим их от власти в стране, в которой они правили десятки лет, господствуя над шиитским большинством. Получив поддержку американцев, суннитские отряды самообороны «Сахва» изгнали боевиков из страны, что резко снизило уровень насилия, и Ирак начал постепенно превращаться в более или менее нормальную страну.

Но еще более важными были принципиальные уроки, преподнесенные мировому сообществу. Исламский радикализм, исламофашизм может быть побежден, но только изнутри самого ислама – мусульманами, отвергающими программу возвращения в средневековье. Таких людей в исламском мире на самом деле большинство, и европейской цивилизации, органичной частью которой является и Россия, надо найти конструктивную и уважительную форму сотрудничества с ними.

Действительно, трудно было бы найти в мусульманском мире более благодатную для исламистов выборку, чем привилегированное при Саддаме иракское суннитское меньшинство, отстраненное коалицией от власти. И эта выборка отвергла исламистов, испытав на себе их философию и практику, попросив о помощи американцев. Трагическая история войны в Ираке неожиданно поставила очень важный мировозренческий эксперимент. И уроки его были весьма обнадеживающими.

Эти ценнейшие иракские уроки оказались не просто невыученными и незакрепленными, но сознательно отброшенными новой американской администрацией как не отвечавшие ее идеологическим установкам. Получив авансом Нобелевскую премию мира, Барак Обама стремился максимально противопоставить себя своему предшественнику. Очень значимые позитивные результаты, достигнутые на заключительном этапе иракской войны, были президенту неинтересны и даже неприятны. Обама пренебрег рекомендациями военных и гражданских экспертов, предлагавших оставить в Ираке символическое (несколько тысяч) число военнослужащих для поддержания связи с суннитскими отрядами и оказания им политической поддержки. Джордж Буш ввел войска в Ирак, а вот Обама как последовательный анти-Буш должен был вывести американцев из этой страны до последнего солдата.

Отряды «Сахва» были распущены шиитским правительством Нури аль-Малики в 2011 году. Багдадские силы безопасности ликвидировали нескольких влиятельных бывших полевых командиров, в том числе Хамиса Абу Риша, брата шейха Абдель Саттара Абу Риша, основателя «Сахвы», убитого террористами «Аль-Каиды» в сентябре 2007 года. И произошло то, что неизбежно должно было произойти: в качестве защитников суннитов на их территории снова появились джихадисты, теперь уже в новом обличии – боевиков «Исламского государства». Лишенные всякой политической, военной, экономической поддержки суннитские племена, союзники американцев на заключительном этапе иракской войны, вынуждены были смириться с террористами как с единственной их реальной защитой от произвола шиитского правительства в Багдаде.

Путин ведет тотальную гибридную войну против Запада, против США, используя все доступные ему ресурсы и инструменты

Средневековая идеология и практика джихадистов сама по себе не только не находит массовой поддержки в суннитской среде, но и активно ею отвергается. Джихадисты могут найти в ней питательную среду и рекрутов, только если суннитская община оказывается в отчаянном положении под ударами шиитских радикалов. Понимание этого обстоятельства необходимо для выработки эффективной стратегии борьбы с исламским терроризмом. Сегодня динамика тысячелетней религиозной войны внутри ислама является основным драйвером исламского террора, а не бесконечно обсуждаемые «прогрессивной общественностью» с антисемитским уклоном «злодеяния израильской военщины».

Та же логика событий повторилась и в Сирии, где в те же годы возникло второе крыло «Исламского государства». В 2011 году сопротивление cуннитского большинства, вообще начинавшееся с мирных демонстраций, было преобладающе светским. Полная дипломатическая изоляция Асада заставила бы его или его окружение искать пути мирной трансформации режима. Cекта, представляющая 10% населения, в любом случае не может править вечно.

Однако возобладал лукавый тезис российской пропаганды, который с удовольствием заглотило и западное общественное мнение: нельзя помогать оппозиции, мы приведем к власти джихадистов. Тезис оказался верен с точностью наоборот. Именно равнодушие мирового сообщества к уничтожению вооруженной до зубов советским и российским оружием алавитской сектой суннитской общины Сирии привело к радикализации суннитов и к росту влияния исламистов-интернационалистов, которые предстали в роли их единственных защитников.

Между тем такое развитие вовсе не было фатальным. При минимальной поддержке извне светской оппозиции, объединенной в «Армии свободной Сирии», сами сунниты выгнали бы из Сирии ментально чуждых им средневековых фанатиков. Летом 2013 года участились вооруженные столкновения суннитов с джихадистами, пытавшимися навязывать населению свои варварские шариатские порядки.

В октябре 2013 года в статье «Пахан Земного шара» я предупреждал: «Реализация пакта Керри – Лаврова, закрывающего глаза на все преступления режима ради химеры «химического разоружения», приведет к самому негативному сценарию. Асад убьет еще десятки или сотни тысяч людей, будут разрушены все социальные структуры суннитской общины. Но даже с политическим прикрытием Путина и примкнувшего к нему Обамы Асаду просто физически не удастся уничтожить все суннитское население (14 миллионов человек). У выжившей и лишенной социальных корней суннитской молодежи не останется другого выхода, кроме как как пополнить ряды экстремистских организаций, чьи эмиссары устремились в Сирию. Этот сценарий уже осуществляется. Лишенные всякой поддержки извне, деморализованные реакцией Запада на химическую атаку Асада – Путина 21 августа многие бойцы «Армии свободной Сирии» присоединяются к джихадистам, с которыми они еще недавно враждовали».

Реализация этого катастрофического сценария резко ускорилась после появлением на Ближнем Востоке кремлевской военной машины. Собственно, с этой целью она там и появилась. Как верно заметил Виктор Шендерович: «Нам не впервой поддерживать людоедов. Мы сами людоеды и людоедов поддерживаем». Вот уже больше года Москва последовательно физически уничтожает в Сирии ориентировавшуюся на Запад суннитскую оппозицию секте «легитимного» диктатора Асада. Для того чтобы в Сирии осталось только два субъекта: кремлевский клиент Асад и кремлевский «Ледокол-2» – джихадисты, используемые Москвой как инструмент давления на ненавистный Запад. Параллельно уничтожаются и мирные граждане – жители Алеппо и прочие всякие туркоманы, о существовании которых российский вождь и слыхом не слыхивал.

Чем объяснить это удивительное угодничество американцев перед кремлевскими в Сирии? Ведь они не могут не видеть очевидных фактов и не понимать, who is Mr. Putin и чем он занимается в Сирии. Они же продемонстрировали способность адекватно реагировать на путинскую гибридную агрессию в Украине и в Прибалтике, однако на Ближнем Востоке США оказались жертвами и заложниками своих ошибок, нежелание признать которые ведет к новым капитуляциям. На исходе своего президентского срока Обама стремится прикрыть свои провалы неким пактом Лаврова – Керри о якобы мирном урегулировании в Сирии и о якобы совместной борьбе России и США против «Исламского государства». Продолжающаяся на глазах всего мира трагедия Алеппо превращает эту глупость уходящей администрации США в преступление. Москва объявляет всех противников Асада террористами, выдав себе лицензию на их уничтожение вместе с гражданским населением, чем она открыто и демонстративно в сотрудничестве с Асадом и террористами «Хезболлы» и иранского «Корпуса стражей исламской революции» занимается. Вечные «переговоры» Керри – Лаврова фактически освящают этот геноцид, повязывая американцев кровью и совместными военными преступлениями.

Циничной насмешкой над сотнями тысяч сирийцев, уничтоженных Асадом и его союзниками и покровителями, прозвучала «прощальная» речь Обамы о его достижениях в борьбе с терроризмом. Он не признал ни одной своей ошибки и снова винил во всех бедах своего предшественника, оставившего Белый дом 8 лет назад. Но если бы дело было только в Обаме! Молчание Трампа не менее красноречиво, чем лепет Керри и Обамы. С 8 ноября Трамп ни разу не произнес слов «Алеппо» или «Сирия». В течение же избирательной кампании он не раз благожелательно отзывался о деятельности в Сирии не только Путина, но и такого борца с терроризмом, как Асад.

С тех пор в его окружении появилось много новых людей. Считает ли Трамп по-прежнему, что «для победы над «Исламским государством» нам нужны русские»? Объяснили ли ему, что не «русские» клептократы, засевшие в Кремле, нужны США для победы над «Исламским государством», этим исключительно полезным для Кремля инструментом в его гибридной войне с Западом? США для победы над джихадистами нужны были иракские сунниты, спасшие их в 2007 и 2008 годах от позорного финала иракской войны, изгнавшие «Аль-Каиду» и нуждавшиеся хотя бы в минимальной поддержке. США для победы над джихадистами нужны были сирийские сунниты, восставшие против диктатуры палача Асада, которым Обама обещал защиту по крайней мере от химического нападения «легитимных» властей. И те, и другие были преданы американской администрацией.

21 января 2017 года Трамп вынужден будет прервать свое молчание, но Алеппо с его жителями к тому времени, скорее всего, уже будет уничтожен. Если окажется, что Трамп верен своей предвыборной концепции совместной с Путиным и Асадом борьбы с исламским терроризмом, то он благословит их на дальнейший геноцид суннитского населения Сирии. А то еще и побомбит с ними вместе каких-нибудь неведомых туркоманов для закрепления новых союзнических отношений. Если подобное произойдет, то это будет хуже, чем преступление. Это будет колоссальная политическая ошибка.

Военная структура «Исламского государства» может быть разгромлена в Мосуле и Ракке, но джихадисты под другим брендом в третий раз придут в Ирак и Сирию, если суннитское население будет вынуждено воспринимать их как своих защитников от шиитского большинства в Ираке и от Асада с Путиным в Сирии. Как вернулись они в Ирак после провала «Аль-Каиды». Исламский террор получит новое дыхание, новую массовую базу поддержки и новое поколение террористов.

В Вашингтоне, видимо, не ведают, что творят. Зато в Москве все всё прекрасно понимают. Именно к такой конфигурации и стремится Кремль. Да, организация-наследница «Аль-Каиды» и «Исламского государства» и вдохновленные ею местные фанатики способны будут провести теракты и в России. Но это вполне устроит чекистских властителей России: после каждого теракта их власть с 1999-го разбухает как на дрожжах.

Чтобы борьба с исламским терроризмом стала хотя бы относительно успешной, два принципа должны быть положены в основу политики новой американской администрации на Ближнем Востоке. Во-первых, должны быть продуманы механизмы обеспечения безопасности суннитского большинства в Сирии и суннитского меньшинства в Ираке. Во-вторых, должно быть напрочь исключено из политического лексикона словосочетание «совместная с Путиным борьба с терроризмом». В Вашингтоне должны, наконец, понять раз и навсегда, что Путин не борется вместе с США против исламского терроризма. Путин ведет тотальную гибридную войну против Запада, против США, используя все доступные ему ресурсы и инструменты. И один из наиболее эффективных инструментов – манипулирование исламским терроризмом.

А.Сытин: По поводу Крыма и российского либерального контента

Эта статья была опубликована LB.ua c некоторыми редакторскими правками. Публикую её в первоначальной редакции:

Уже больше года в российской либеральной тусовке с разной степенью остроты то громче, то глуше обсуждается два соподчиненных вопроса: Что будет с Россией после Путина? и Какова должна быть в этой связи будущая судьба Крыма? Некоторому разъяснению для украинского politicum`a ведущихся к северу от Харькова дискуссий посвящаю эту статью.
Поскольку вопрос о личной позиции в отношении Крыма приобрел актуальность и бескомпромиссность времен Революции: Ты за красных или за белых?, хочу сразу же эту свою позицию обозначить. Не имея никаких политических амбиций и не относя себя ни к какому политическому лагерю, считая слова «либерализм», «демократия», «коммунизм», «фашизм» пустыми ярлыками, утратившими в нашу постмодернистскую эпоху всякое содержание, считаю, что сувернитет, а значит и территориальное единство Украины, признанное всем международным сообществом с момента провозглашения ее независимости, должно быть в полном объеме восстановлено. И мнение «народа Крыма», «народа Донбасса» как и всяких других «осколков русского народа» на территории Украины, как и на территории любых других государств, где эти «осколки» проживают, может учитываться лишь в составе этих государств и в рамках их законодательств. Оно не должно и не может решаться односторонним волеизъявлением Кремля. При этом я всегда подчеркиваю, что отдельное мнение отдельного эксперта мало что значит. По-настоящему значима лишь позиция цивилизованной (Западной) и примыкающей к ней части мирового сообщества. Насколько мне пока видится, это сообщество не склонно признавать ни результаты «референдума», ни сам факт присоединения к России Крыма. Все остальное – лишь слова… демагогия: «аннексия», «воссоединение», «восстановление исторической справедливости» все эти высказывания говорят лишь о позиции говорящего – не более!
Возвращаемся к поставленным в начале статьи тезисам: С моей точки зрения, обсуждение вопроса о том, какова будет Россия после Путина в той интерпретации, в которой ее ведет нынешнее «либеральное» сообщество России, сродни дискуссиям западников и славянофилов в эпоху царствования Николая I, то есть абсолютно бессмысленно. Приятно, конечно, чувствовать себя политическим оппонентом деспотического режима, но при этом российскому либералу, как тогда, так и сейчас, очень трудно уйти от двух своих почти врожденных страхов – перед «бессмысленным и беспощадным» и аналогичного страха перед весьма вероятной потерей имущества, в чем бы – крепостных душах или акциях ОАО Газпром это имущество не состояло. И с этой точки зрения М.Ходорковский абсолютно прав – вопрос Крыма далеко не самый главный для российского общества. Из Украины это видится несколько по-другому, но на самом деле, значительному большинству населения действительно не до Крыма, никого, кроме держащихся за власть чиновников, штатных пропагандистов Кремля и совсем «отмороженных патриотов» типа Проханова, Малофеева, Залтостанова и пытающегося заместить явный недостаток образования и интеллекта демонстрацией своего «мачизма» и драками в прямом телеэфире И.Маркова эта идея не консолидирует. Может быть в самом начале 2014 года некая эйфория и была, но крымский пропагандистский ресурс за два года «проеден» российскими властями также, как проедены ими нефтегазовые миллиарды.
Либеральный дискурс современной России – это не вопрос о переменах в России, это вопрос об интеграции «вождей либерализма» в существующую систему власти, с Путиным или без него – второй вопрос. Они хотят унаследовать/принять участие/приватизировать ту систему власти, которая создана в последние полтора десятка лет. Россия без этой системы власти – то есть без предикатов «единая и неделимая», без ее имперской составляющей, лишенная признаков государства-корпорации им не нужна даром. Таким образом, вопрос «русской демократической революции», кто бы и в каком виде её не пропагандировал, есть вопрос не о власти, согласно Ленину, а вопрос о собственности, о руководстве АО «Российская Федерация», о распредении мест в Совете Директоров – не более. Именно в этих категориях мыслит М.Ходорковский, да и, насколько я могу понять, весь либеральный politicum этой страны. Именно это, если не понимает разумом, то чувствует народ, который не протестует против авторитарного режима не потому что «до гроба ему предан» за «вставание с колен» и аннексию Крыма, а потому, что боится, что на смену одним грабителям и кровососам придут другие. Это же подспудно чувствуют те представители либеральной тусовки, которые говорят об отсутствии в их среде «моральных авторитетов». Правильно, откуда бы взяться моральным авторитетам? Стремление одного вора украсть дубинку у другого может породить вооруженный конфликт, но морального авторитета произвести на свет не может никак!
Вместо того, чтобы на всех пресс-конференциях спрашивать у великого менеджера М.Ходорковского, как он видит последовательность шагов по демонтажу созданной людьми в погонах и серых костюмах вертикали власти, ему задают вопрос, что он будет делать с Крымом? А он не может ответить на этот вопрос, потому что у него нет ответа на главный извечный русский вопрос – кто станет преемником, как и о чём удастся с этим преемником, а то и с нынешним «кумом» договориться? А вы Крым – Крым! Не мешайте человеку реализовывать старый юкосовский принцип: Моё – это моё, а о вашем давайте договариваться!
Еще в 2003 г. я сказал и до сих пор придерживаюсь этого мнения: Если бы у российской власти были мозги, а не то, что у нее там вместо них находится, она не сажала бы М.Ходорковского на 10 лет, а посадила бы его в самолет и выслала из страны куда-нибудь в Лондон или Женеву. И не было бы сейчас никакого политического оппонента власти М.Ходорковского и никто бы про него не вспомнил. Кто сейчас помнит Невзлина или Гусинского? Да и о Березовском никто бы не вспоминал, не будь его таинственной смерти, дела Литвиненко и предсмертного письма, которого никто не видел. Умение нынешней российской власти создавать себе врагов значительно превосходит аналогичные способности царского режима!
Если бы за прошедшие с того времени 13 лет у российской власти появились бы мозги, она интегрировала бы парочку-троечку «либералов» в правительство и Думу. Ходорковский хотел быть премьером? – Ну сделайте вы его хотя бы вице-премьером или, на худой конец, отдайте ему кресло Улюкаева! В условиях неразрешимого экономического кризиса речь могла бы идти лишь о том, чтобы взвалить на него ответственность за заранее провальный проект по реанимации российской экономики. Зато какие дивиденды! Мир сказал бы, что путинская Россия вступила на путь перемен, санкции были бы смягчены, если не сняты полностью, либералы внутри страны, бросая в воздух чепчики, благословляли бы российского президента, удосужившегося, не только бросить кость «уралвагонзаводу», но и их, болезных, пригреть и простить наконец им пригрешения «революции норковых шуб» 2011-2012 гг. А вы всё: Крым – Крым! Люди серьезные куски, которые пока еще остаются делят, а тут вы со своим Крымом!

Подведем некоторые предварительные итоги. Никакая демократическая революция, тем более перемены во власти конституционно-электоральным путем состоятся не могут. Никакой реальной демократической либеральной оппозиции нынешнему российскому режиму не существует и никаких предпосылок для его появления я не вижу. Можно, конечно, сколько угодно читать лекции и готовить новую российскую элиту, но для начала резонно задать себе вопрос – кто выступает в роли учителей? Великий менеджер Ходорковский и профессионал-финансист Кудрин? Тогда я спокоен за существующий российский режим. С В.Путиным или без него он будет существовать вечно. Думаю, это мое экспертное спокойствие вполне передается правящему режиму, который даже не считает нужным рассматривать какие-либо варианты собственной трасформации.
Каков может быть исход всей этой ситуации? Их два – либо, как хорошо показывает В.Иноземцев, более или менее длительное гниение с последующим распадом и почти неизбежным в конце «бессмысленным и беспощадным», либо поражение в холодной/гибридной/горячей (желаемое подчернуть Кремлю) войне. Поэтому единственным вопросом, который может быть поставлен вместо вопроса о том, какой будет Россия после Путина, может быть: В результате каких общественно-политических, экономических и временнЫх пертурбаций нынешний режим уступит место новому? Иными словами, каков механизм перехода власти от нынешней правящей элиты к новой?
И, наконец, что делать с Крымом? Для начала необходимо собрать, консолидировать, систематизировать и придать широкой огласке всю информацию, так или иначе дезавуирующую процесс проведения и результаты референдума. На основании этих материалов добиться соответствующих международно-правовых решений на самом высоком уровне. Заявить, что режим санкций не может пересматриваться каждые полгода, он останется неизменным и подлежащим изменению лишь в сторону ужесточения до тех пор, пока территориальная целостность Украины не будет полностью восстановлена. Провести решения о том, что режим санкций является не результатом невыполнения каких-то там Минских соглашений, а ответом на агрессивную политику Кремля, представляющую угрозу не только для Украины, но и для всего мирового порядка. Москва говорит, что вопрос о Крыме решен и закрыт? Так вот ровно таким же должно быть отношение к санциям – вопрос о них решен и закрыт!
Меня просили высказать рекомендации для некоего мифического будущего президента России о том, что ему делать с Крымом? Ответ очень простой – созывать междунарожную конференцию, в рамках которой оформлять в соответствующих процедурных формах возврат Крыма Украине. Если подобные решения будут сопровождаться пересмотром тарифной, налоговой, силовой, коррупционной и прочих составляющих российской внутренней политики, заметным улучшением материального положение народа, через три месяца, максимум через полгода, про Крым в России никто не вспомнит даже в пьяном новогоднем бреду.
Со своей стороны, Украине придется гарантировать Крыму некоторую образовательную, языковую, возможно, политическую автономию, хотя бы на уровне создания крымского коло в Верховной Раде, в состав которого входили бы представители всех проживающих на полуострове национальностей. Разумеется совершенно недопустимы, в отличие от ДНР/ЛНР, какие-либо репрессии или угрозы таковыми, за исключением люстрации в отношении наиболее заметных деятелей «крымской весны». При этом, особенно на первых порах придется тщательно следить за тем, чтобы путь к власти на полуострове был прочно закрыт для русских националистических радикалов.

О состоянии российского общества

«Пастух обращается к стаду.»
И другие отзывы на послание Путина на челябинский форуме:
«Интересно, какие патриотические ценности у друзей президента Ротенбергов, Тимченко, Ковальчука, Сечина и им подибных. Хотя будь я на их месте, тоже бы был патриотом.»
«главный коррупционер говорит о борьбе с коррупцией! всю эту банду нужно посадить и до конца дней в изоляции держать! а самый лучший вариант, расстрел, горбатого могила исправит!»
«А ведь вдохновения–то никакого…Сам прекрасно понимает, что говорит чушь, и все сидящие в зале с сонными лицами это понимают. И вся страна за исключением нескольких «поддерживающих» кретинчиков прекрасно понимает, что это жалкая попытка в очередной раз сделать из всех дураков.»
«Взял бы он свою камарилью под мышку,и шел бы из нашей родной России подальше! Вся страна об этом мечтает!»
«Уже даже последнее быдло с мякиной вместо мозгов понимает, что это бред.»
«Поосторожнее бы надо с такими бредовыми речами, да еще на всю страну. Обычно именно такие речи в период полнейшего упадка становятся горящей спичкой, поднесенной к стогу сена…»
«Кому–нибудь до сих пор интересно, о чем он там говорит? Да за 15 лет ни одна инициатива балабола не была претворена в жизнь. А сейчас — резко всё изменится, да…»
https://sra4.dirty.ru/iz-poslaniia-1247358/
86% россиян совершенно не чувствуют или чувствуют в незначительной мере ответственность за происходящее в стране
87% россиян не верят в возможность влиять на власть
88% россиян считают, что приоритет государства — сильная армия
89% россиян экономят на самом необходимом
90% россиян считают отношения между богатыми и бедными напряженными. И другие занимательные цифры.
https://esquire.ru/facts

Фото Івана Мовчана.

Кажется, на Западе начинают что-то понимать

«Троянская конюшня»: кремлевская пропаганда в странах Запада

30 ноября, 20:03

Здание телеканала Russia Today в Москве (архивное фото)

Здание телеканала Russia Today в Москве (архивное фото)

Насколько эффективной оказывается российская пропагандистская машина?

В Европе с тревогой следят за усиливающимися попытками Кремля влиять на политику стран Евросоюза. Французская газета “Le Mond” опубликовала статью специалиста по России Франсуазы Том, в которой отмечаются некоторые успехи Москвы в «гибридной войне» против Запада. В частности, автор считает, что информационное вмешательство России повлияло на итоги референдума в Нидерландах по Соглашению об Ассоциации с Украиной, способствовало победе на президентских выборах в Молдове и Болгарии пророссийских кандидатов, а также победе на праймериз право-центристов в самой Франции бывшего премьер-министра Франсуа Фийона. По мнению Франсуазы Том, Москва пытается взять под свой контроль элиту и общественное мнение в странах Запада и навязать Брюсселю свое видение мира.

«Информационная война», или «война информаций»?

Современную Россию автор публикации в “Le Mond” характеризует так: «Государство, которое уже обкромсало двух своих соседей и даже не скрывает своего стремления диктовать исход выборов на европейском континенте. Государство, которое явно вынашивает план сделать Старый Свет своим вассалом».

Немецкая“Süddeutsche Zeitung” поместила на своих страницах интервью с главой Федеральной разведслужбы Германии Бруно Калем. Руководитель BND утверждает, что от России исходит опасность кибератак, и что российские хакеры «заинтересованы в подрыве доверия к демократическому процессу как таковому». Пользуясь данными разведслужбы ФРГ, Бруно Каль заявил, что германский сегмент интернета «замусорен дезинформацией, произведенной так называемыми фабриками троллей в России». Кроме того, по его мнению, «Европа находится в фокусе таких подрывных действий, а Германия – в особенности».

На прошлой неделе сайт Европейской комиссии подвергся массированной DDoS-атаке, в результате которой работа сотрудников комиссии на несколько часов была парализована. Это произошло после того, как Европейский парламент принял резолюцию, обвиняющую Кремль и такие организации, как Россотрудничество, фонд «Русский мир», информационное агентство Sputnik и телеканал Russia Today в проведении враждебной пропаганды против Евросоюза. А канцлер ФРГ Ангела Меркель сообщила о том, что российские власти путем распространения дезинформации могут попытаться оказать влияние во время предстоящих следующей осенью выборов в Бундестаг.

Наконец, в свежем номере “Washington Post” в рубрике «мнения» помещена статья «В сегодняшнем мире правда проигрывает». Здесь приводятся высказывания заместителя госсекретаря США по общественной дипломатии и связям с общественностью Госдепартамента США Ричарда Стенгела, который, в частности, задается вопросом: «Как правда может победить в глобальной информационной войне?».

В статье отмечается, что со времени вторжения в Крым в марте 2014 года, российская пропагандистская кампания стала более утонченной, и с ней сложнее бороться. «Это отчасти потому, что цель Москвы не в лобовом противостоянии с Западом, но в том, чтобы посеять сомнения и недоверие», – утверждается в статье WP.

«Ричард Стенгел цитирует британского медиаисследователя Питера Померанцева, автора книги “Ничто не правда, и все возможно: сюрреалистическая суть новой России”. Померанцев утверждает, что для нынешнего российского руководства, прошедшего школу КГБ, “это – не информационная война, это – война информаций”», – говорится далее.

Стиль работы таких российских СМИ, как Sputnik и RT, где полно искажений фактов и фальсификаций, Ричард Стенгел характеризует так: «Они не пытаются сказать, что их версия событий является истинной. Они говорят: “Все врут! Никто вам правды не скажет!”».

«Дорогой Владимир» и «друг Франсуа»

Журналист Анастасия Кириленко, в течение ряда лет живущая и работающая во Франции, в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» подтвердила, что идеологическое влияние Кремля заметно возросло. В этой связи она упомянула вышедшие недавно две книги, где описываются соответствующие факты. Первая называется «Русская Франция: расследование о сетях Путина», и ее написал журналист Николя Энен. Автором второй является французский славист и историк Сесиль Вессье, и она носит столь же красноречивое название: «Сети Кремля во Франции».

«В президентской кампании здесь пророссийскими являются, фактически, все кандидаты – и Марин Ле Пен, и Франсуа Фийон, и крайне левый – Жан-Люк Меланшон. Они даже соревнуются, кто из них более пророссийский», –отмечает Анастасия Кириленко.

Одной из причин этого, по мнению эксперта, является традиционный голлизм. «Здесь господствует такое мнение, что нужно проводить независимую от США политику. И эта риторика очень заметна. Кроме того, действительно усилилась работа Кремля по поддержке своих сторонников. Что касается “Национального фронта”, то они получили из России кредит – причем от структур, близких к Геннадию Тимченко. И непонятно, будут ли они этот кредит возмещать, а у французской прессы есть большие подозрения, что это – просто подарок. В качестве ответной услуги депутаты от “Национального фронта” ездили в Крым в качестве наблюдателей на так называемом “референдуме”, и не упускают случая высказаться, что Крымом Россия завладела легитимно», – рассказывает Кириленко.

Что же касается Франсуа Фийона, то у него завязались дружеские отношения с Владимиром Путиным еще в бытность премьер-министром при Николя Саркози. Уже после отставки с этого поста Фийон ездил в Сочи на открытие Зимней Олимпиады, встречался с Путиным, получал от него подарки. В качестве депутата Национального собрания он был участником Валдайского клуба и обращался к Путину со словами «дорогой Владимир!», что не оставили без внимания французские журналисты.

В то же время в настоящее время нет свидетельств о попытках прямого подкупа Фийона со стороны Москвы, или о его бизнес-интересах в России.

Известны его высказывания о необходимости налаживать диалог с Москвой, правда, по словам Анастасии Кириленко, это выглядит не так прямолинейно, как преподносит российская пресса: «Он говорил, и сейчас говорит, что США – это первый партнер Франции, но и с Россией нужно укреплять отношения».

Свое влияние Кремль распространяет и через такие организации, как «Франко-российский диалог», сопредседателями которого являются Владимир Якунин и депутат Национального собрания от партии «Республиканцы» Тьерри Мариани, который также бывал в Крыму, и занимает открыто пророссийскую позицию по вопросу принадлежности полуострова. «Были еще одна история. Получившая широкую огласку, – рассказывает Анастасия Кириленко. – Еще при Саркози была достигнута договоренность о том, что Россия строит большой православный центр прямо у Эйфелевой башни. Сейчас центр достроен и получил еще и дипломатический статус. Тогда же при Саркози была достигнута договоренность о поставках в Россию двух вертолетоносцев “Мистраль”, но при Олланде Франция была вынуждена принять санкции, но сейчас в России надеются, что отношения вернутся к тем временам, которые были до Олланда», – считает Анастасия Кириленко.

«Интимные контакты с прикремлевской тусовкой»

Еще один собеседник «Голоса Америки» — заведующий отделом Европейского Союза и Северной Америки фонда Генриха Белля Сергей Лагодинский – подтверждает наличие серьезного влияния России на политику ФРГ. «Самым непосредственным доказательством этого стало так называемое “дело об изнасиловании девочки Лизы”. (http://www.golos-ameriki.ru/a/3186729.html)

Тогда была явная “рука из Москвы” в виде репортажа российского телевидения, и было понятно, что расчет заключался в игре на эмоциональном настрое зрителей, и на активизации, даже мобилизации русскоязычных жителей Германии. Которые вышли на многочисленные демонстрации…», – напоминает Сергей Лагодинский.

Эксперт также упомянул представленное недавно в Вашингтоне исследование американского неправительственного аналитического центра Atlantic Council, раздел которого был посвящен Германии. «И наш здешний, берлинский аналитик Штефан Майстер описал – кто является в Германии “Троянскими конями” Кремля. То есть теми, что проводит в ФРГ пророссийскую повестку дня», – продолжил эксперт.

В докладе Майстера упоминаются и Социал-демократическая партия Германии, возглавляемая министром иностранных дел Франком-Вальтером Штайнмайером, входящая ныне в правящую коалицию, и «Альтернатива для Германии», и Левая партия, и движение PEGIDA (Патриотичные европейцы против исламизации Запада).

Кстати, как отметил Лагодинский, во время выборов в ландтаг земли Мекленбург-Передняя Померания партия «Альтернатива для Германии» в большом количестве распространяла листовки с требованием отменить экономические санкции против России. «И она набрала там очень много голосов – примерно четверть от общего числа. А в новом составе Бундестага AfD имеет шансы стать третьей по величине партией», — полагает собеседник «Голоса Америки».

«Альтернативу для Германии» и движение PEGIDA информационно обслуживает журнал Compact, которым руководит Юрген Эльзессер. Ранее он был сторонником левых идей, теперь – ультраправый. «И вот, откуда ни возьмись, у него появились деньги, который он использует для раскрутки своего журнала, в котором критикует Меркель, Америку, Запад и всячески пропагандирует российскую линию в политике.

То есть, у нас есть не просто “Троянские кони”, о которых говорится в исследовании Atlantic Council, но уже – небольшая “Троянская конюшня”», –иронизирует завотделом ЕС и Северной Америки фонда Генриха Белля.

При этом Сергей Лагодинский отмечает, что все представители политического мейнстрима ФРГ считают «Альтернативу для Германии» нерукопожатной партией. «Поэтому такие, можно сказать, интимные контакты с прикремлевской тусовкой – когда молодежная организация AfD встречается в Государственной думе с молодежной организацией “Единой России”, а лидер партии не скрывает, что часто наведывается в посольство России, чтобы получать некие советы – все это, действительно, вызывает вопросы»», — заключает Сергей Лагодинский.

«Речи, написанные под диктовку»

Автором нескольких фундаментальных исследований о современной России и ее правителях является немецкий журналист Борис Райтшустер – многолетний шеф-редактор московского бюро журнала “Focus”. В частности, его перу принадлежат книги «Владимир Путин. Куда он ведет Россию», «Демократура Путина», «Новый хозяин в Кремле. Дмитрий Медведев», «Русский экстрим. Как я учился любить Москву». Он считает, что в Германии налицо сильнейшее российское вмешательство во внутреннюю политику: «отовсюду уши торчат – от Левой партии, бывшей СЕПГ до популистов из правой “AfD” (“Альтернативы для Германии”), везде есть тесные связи с Москвой!», – по-русски замечает Райтшустер.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» журналист отмечает, что еще полгода назад, когда он открыто об этом заявлял, многие немцы не хотели ему верить, говоря «этого просто не может быть».

«Но теперь большая часть немцев проснулась, и, слава богу, они видят, насколько это опасно!», — восклицает Борис Райтшустер.

При этом он отмечает некоторые различия между Левой партией и AfD. «Когда я расследовал деятельность левых, которые были социалистической единой партией Германии времен ГДР, то обнаружил такие тесные связи с Москвой, что у меня вообще возник вопрос, не являются ли они филиалом Кремля, как в прежние времена?

У правых – “Альтернативы для Германии” – есть “западное крыло”, которое выступает за НАТО, и так далее. Но при этом есть очень сильное “российское крыло”, представителем которого является заместитель председателя партии Александер Гауланд. По приглашению фонда Константина Малофеева он приезжал в Москву, встречался с Дугиным. В общем, за какую нить не потяни – очень быстро доходишь до “кремлевских сетей влияния”. И по ходу исследования я убедился, что все это очень похоже на то влияние, которое СССР оказывал на ГДР. Только сейчас это более усовершенствовано, с применением современных технологий».

Борис Райтшустер считает, что некоторые речи немецких политиков явно написаны под диктовку в Кремле. «После шестнадцати лет работы в России яхорошо могу отличить, что могли придумать тут, и какую команду дали из Москвы. Когда бывший канцлер Герхард Шредер вдруг после обнаружения фальсификаций на выборах в Государственную думу выступает и говорит, что это не русские фальсифицировали, а нужно посмотреть, не фальсифицировали ли наблюдатели ОБСЕ – такие мысли западному человеку вряд ли придут в голову!», – утверждает немецкий журналист.

«Все тот же старый сценарий с использованием новых технологий»

Кстати, Россия не оставляет без внимания даже те страны ЕС, которые в настоящее время настроены наиболее лояльно к Кремлю и пытаются лоббировать скорейшую отмену экономических санкций против некоторых российских компаний и олигархов. Так, по сведениям британской газеты “Financial Times”: «Венгерские спецслужбы установили, что российские дипломаты и люди в российской военной форме участвовали в тренировках членов неонацистской организации “Венгерский национальный фронт” (Magyar Nemzeti Arcvonal, MNA)». А бывший премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань утверждает, что его страну наводнили сотрудники российских спецслужб, которые превратили Будапешт в «Малую Москву».

Со своей стороны, это подтверждает и Борис Райтшустер: «Где бы я ни бывал, с кем из коллег ни встречался: от Польши до Черногории, от Болгарии до Чехии – везде, где я что-то такое рассказываю, меня сразу подхватывают: о, у нас все то же самое, но у нас еще то, и то, и то. На что я уже соглашаюсь: да, и в Германии такое есть. То есть один и тот же почерк чувствуется по всей Европе: подкуп правых радикальных партий, как Ле Пен во Франции, влияние через СМИ. Все тот же сценарий с брежневских, а, может быть, и со сталинских времен – как надо работать с агентурой за границей. То есть, открыли российские спецслужбы старый учебник, и работают по нему, усовершенствуя методы и используя американские технологии. И это – очень страшно! Раньше был левый интернационал коммунистов, а сейчас Кремль создает что-то вроде ультраправого интернационала», – утверждает Борис Райтшустер.

И заключает: «Но потихоньку люди в Европе все-таки просыпаются. Они годами не хотели этого видеть, а сейчас начинают открывать глаза».