А.Сытин: Информационный шум и реальная политика в «эпоху Д.Трампа

Самой неприятной и опасной для эксперта темой является анализ политики Д.Трампа. Неприятной потому что, по крайней мере на сегодняшний день, ситуация такова, что эта тема скорее для психолога, причем особой специализации (если таковая существует, то в области политической психологии медиа и шоу-бизнеса), или для астролога-предсказателя. Опасной – потому что что всё, что будет сказано и написано сейчас, окажется ошибочным через три дня, неделю, месяц… К тому же мир, тем более российское информационное пространство, до краев заполнено информационным шумом, разобрать что-либо отчетливое в котором представляется весьма затруднительным. В разгар уже по сути горячей информационной войны ситуацию можно уподобить большому сражению, с поля которого поступают самые разнообразные и противоречивые сведения, вызывающие соблазн в зависимости от собственных симпатий и политических предпочтений трактовать локальный успех или разгром того или иного полка или батальона, как окончательную победу или «потерю», как говорили в XIX в, баталии.

Поэтому постараемся, как это ни трудно, абстрагироваться от собственных желаний и надежд. Самое опасное сейчас – это продолжать принимать желаемое за действительное, тем более что это действительное — а именно реальные действия и факты, во всяком случае пока, исчезающе мало.

Когда меня спрашивают, как будет поступать Д.Трамп в отношении России, Украины или Европы, я неизменно отвечаю: Этого не знает и сам Д.Трамп. За время предвыборной кампании он наговорил и наобещал всего столько, что хватит на целую эпоху не только в истории США, но, пожалуй, и в мировой истории. Первое, что необходимо сделать для снижения уровня информационного шума – это отбросить и забыть все, что говорилось Д.Трампом в рамках и в период предвыборной кампании, тем более до неё. Д.Трамп, судя по всему, уже обо всем этом забыл и совершенно не намеревается копаться в деталях, а тем более выстраивать логические цепочки из собственных заявлений.

Второй шаг, который необходимо сделать в условиях информационного шума – это провести четкую грань между тем, что президент США может сделать собственными силами и даже силами своей Администрации без участия и одобрения Конгресса и чего сделать не может. Это задача для профессиональных американистов, которые в большинстве своем хранят молчание, ограничиваясь поверхностными комментариями в стиле: Как всё это могло случиться и хорошо или плохо то, что Д.Трамп занял кресло в Овальном кабинете?

Как бы то ни было, но наипервейшей задачей как США в целом, так и их Президента, станет установление внутреннего консенсуса, причем подчеркну это особо – не в масштабах всего американского общества – демоса или охлоса (это кому как нравится), а в масштабах элиты, того самого истеблишмента, который новый Президент якобы взорвал и отбросил. Длительностью, результатами и условиями этого консенсуса ( а не мифической «волей народа США) и будет на самом деле определяться политика страны ближайших 4-х лет. Главный вопрос здесь – готовность и способность Д.Трампа слушать и воспринимать то, что ему будут говорить. За оценкой уровня этой его способности придется обращаться к психологам или ожидать развития событий. С моей точки зрения, большая часть озвученных экономических инициатив Д.Трампа невыполнима в принципе, но это всё, что можно пока сказать.

Живя в России, я достаточно прохладно отношусь к так называемым демократическим ценностям, за исключением абсолютного приоритета прав и интересов личности перед интересами каких-либо групп и государства. «Групповые» демократические ценности хороши лишь в качестве орудия борьбы с деспотическими авторитарными режимами. Применительно к обществу, которое не попирает права личности, безграничная толерантность в отношении разного рода групп и меньшинств – этнических, конфессиональных, языково-культурных, сексуальных и пр. меня мало интересует. Очевидно, что эта система «групповой» толерантности переживает кризис. Выражаясь экономическим языком, рынок этих ценностей перегрет и может лопнуть. Серьезно прогнозировать сейчас ход и последствия этого кризиса, думаю, не возьмется никто. С этой точки зрения, приход к власти Д.Трампа значительно изменил баланс сил далеко не в пользу толерантности и «прав» довольно многочисленных групп, которые зачастую отличаются весьма агрессивным поведением не просто в отношении каких-то абстрактных традиционных ценностей, но зачастую угрожают основам общественного порядка и тем же самым безусловно почитаемым мною незыблемыми правам личности. Не говоря уже о том, что толерантность по отношению к одним, оборачивается угрозой комфорту и безопасности других, вплоть до террористической угрозы. Если Д.Трампу удастся изменить этот баланс, то его действия действительно можно только приветствовать.

Вместе с тем, нельзя не отметить весьма тревожного симптома. С подачи России, которая в последние десятилетия демонстрирует отказ от каких-либо общепринятых правил как в межународной, так и во внутренней политике, мы видим снижение градуса ответственности политиков и дипломатов. Пошлые шуточки за гранью приличия, откровенная ложь, провокации и грязный шантаж все чаще заменяют содержательные высказывания. К сожалению, это относится не только к бандитско-террористическим организациям и квазигосударствам вроде ДНР/ЛНР или ИГИЛ, но к более респектабельным политикам, не гнушающимся заявлениями и поступками, которые навсегда испортили бы репутацию даже далекого от публичной сферы провинциального джентельмена. Печально, когда подобную практику демонстрирует Россия, но она, по крайней мере, тем самым выявляет деструктивные и маргинальные силы внутри цивилизованного общества, объективно способствуя его очищению, консолидации и избавлению от проявляющих симпатии к Кремлю маргиналов. В принципе аналогичную роль с другого фланга антицивилизационного фронта играет ИГ. Тем печальнее и беспокойнее становится, когда Президент мировой супердержавы непредсказуемостью своих высказываний и поведения, непоследовательностью своих политических действий разрушает систему доверия, десятилетиями, если не более, складывавшуюся в среде цивилизованных политиков, дипломатов и даже сотрудников спецслужб. Без репутации невозможно доверие, а без доверия невозможны не только международные, но и самые простые человеческие взаимоотношения. С этой точки зрения, первые шаги Д.Трампа вызывают серьезнейшие опасения, поскольку могут привести не к «новой эпохе торжества традиционно-консервативных ценностей», а к торжеству дикости и хаоса, в принципе противостоящего, как известно, цивилизации и культуре как таковым.

Скорее всего, именно эта сторона его деятельности вызывает такой восторг в России – стране в принципе чуждой цивилизации, культуре, порядку и от века установленным правилам. В основе русской духовной жизни лежит торжество необузданных страстей, инстинкта и подсознания над рациональностью и выдержкой, суеверий и невежества над познаваемой разумным научным путем картиной мира. Безнравственность, неспособность ограничивать свои неуёмные имперские аппетиты даже собственными, принятыми на себя обязательствами, принципиальное отсутствие преемственности, когда политика кардинально и непредсказуемо меняется с приходом к власти каждого нового лидера, на протяжении всей писаной истории характеризовали русскую политику…

Ничего «из свеженького» не напоминает?

Полагаю и надеюсь все же, что истеблишмент США найдет средства для сохранения за страной и Западом в целом центра и гаранта мирового порядка и цивилизации. Писать о том, что произойдет в противном случае не имеет смысла, поскольку исчезнут как читающие, так и пишущие какие-либо, кроме откровенно пропагандистских, тексты.

Завершая на этой «оптимистичной» ноте статью, с удовольствием оставляю на долю коллег-политологов возможность «ванговать» по поводу того, нужна ли Д.Трампу Украина, а заодно и вся Европа вместе с НАТО и последует ли он советам американского Е.Примакова – Г.Киссинджера провести провести «красную линию» по постсоветскому пространству, разделив мир с Россией. Каждая из враждующих сторон имеет по этому поводу свои упования и нет необходимости дополнять статью эмоциональными оценками, без нужды увеличивая объем информационного шума, о котором мы говорили в начале.

4 февраля 2017.

Реклама

Перспективы России при Д.Трампе

ОДЕРЖИМОСТЬ
ИЛИ КАК РОССИЯ НА АМЕРИКУ ПОДСЕЛА

Л.Шевцова

Есть нечто унизительное и одновременно комическое в том, как мы в России сделали Америку предметом наших мыслей, надежд и целого веера эмоций. Был бы жив швейцарский психолог и философ Карл Густав Юнг, он бы назвал российское отношение к Америке одержимостью – «коллективным комплексом», который развивается, когда народ теряет собственную идентификацию, оказывается дезориентированным и пытается жить чужой жизнью, чтобы компенсировать отсутствие привлекательности собственного бытия либо потерю вектора. Мы в России стали жить американской жизнью — и уже давно. «Если мы одержимы, значит, есть кто-то сильнее нас; тот, кто владеет нами»,- говорил Юнг. Следовательно, Америка нами «владеет», даже если того и не желает и если мы этого не можем признать.
Причем, речь идет не только о сфере сознания. Соотнесение с Америкой, взгляд на мир через призму отношений с Америкой и ее лидером стали подтверждением великодержавного статуса — станового хребта российского самодержавия. Короче: Америка превратилась в системный фактор существования нынешней России, что делает российский суверенитет…хм.. совсем не безусловным.
Кремль не может легитимировать державность через демонстрацию своего мачизма Китаю — это было бы самоубийственно. А делать это лишь через устрашение соседей — унизительно. Для убедительности нашей державности – и веры в себя — нам нужно соотнесение с могущественной глобальной силой, но такой, которая бы держала себя в рамках ответственного поведения, т.е. игнорировала бы наши шалости.
Идеальной для Кремля была обамовская Америка, которую можно было дёргать за усы и за хвост. И она терпела, пытаясь не давать повод для нашего раздражения. Вот были времена! Но пришёл Трамп и создал новую ситуацию. Давайте посмотрим, что могут означать для России принципы, которые выдвигает нынешний хозяин Белого Дома.

— Америка будет опираться на национальные интересы. Какую эйфорию вызвало у нас это обещание Трампа. А на деле Россия должна бы обеспокоиться. Ведь Трамп понимает «национальные интересы» как отказ не только от продвижения демократии, но и от готовности к компромиссам, которая прежде была свойственна американскому гегемонизму. Отныне Вашингтон будет опираться на военную силу и ее наращивать, что означает новую гонку вооружений. Каковы шансы России в этой гонке с государством, оборонный бюджет которого составляет 583 миллиарда долларов?

— «Америка прежде всего»! Это вовсе не изоляционизм и не надейтесь! Речь идет о воинственном национализме с чувством расового превосходства. И как в эту схему укладываются надежды Кремля на «равноправие» с Америкой? Причем, американский этно-национализм неизбежно усилит волну всех прочих национализмов. А это делает раздел мира на сферы влияния сомнительным. Какие основания ожидать, что в эпоху взрыва национализма украинцы, белорусы либо грузины вдруг откажутся от национального самосознания?

— Опора международных отношений на транзакционизм», т.е. на сделки. История Трампа говорит, что он понимает сделку как аксиому: «Победитель получает все».

— Иран и Китай представляют угрозу для Америки. Но с какой стати России быть трамповским спецназом в его столкновении с этими странами – зачем создавать себе проблемы?

— Америка готова сотрудничать с Россией в борьбе с международным терроризмом. Заметьте: Трамп рассматривает в качестве угрозы весь ислам. Значит, нас приглашают к борьбе с исламской цивилизацией. И как мы с ней будем бороться внутри России? Это ли не лучший ход взорвать Россию изнутри!

И, наконец, основной принцип трамповской политики — непредсказуемость, якобинская готовность разрушить существующие нормы и договоренности. Видимо, в России Трамп усматривает союзника в своем бунте против нынешнего миропорядка. Но непредсказуемость Америки станет ударом по России, ибо Кремль может позволить себе делать неожиданные кульбиты, только будучи уверенным в западной реакции. А если Трамп может отмочить все, что угодно? Это же конец российской игры! Если речь идет о дарвиновском мире, куда нас приглашает Трамп и где все будут бороться за выживание любыми средствами, то там Россию, привыкшую иметь дело с изнеженным и пугливым западным сообществом, ожидает ледяной душ и неприятное отрезвление.
Дело осложняется еще и другим. Попытка Трампа увидеть в России союзника в своем проекте «Терминатор» создает ситуацию, когда мир, озлобившись на Трампа, начнет видеть в России своего противника. А как Россия будет реагировать на неизбежное — русофобство поднимающейся американской оппозиции Трампу, подозрительность Китая, враждебность Ирана и мстительность исламского мира? За одержимость Трампом придется платить — и цена может оказаться немалой.