Грузинская война России

Три года назад разразилась российско-грузинская война. Она, безусловно, создала новую реальность – в Грузии, России, на постсоветском пространстве и в мире по отношению к России. Но большинство из нас знает о ней по мифам, созданным массированной российской пропагандой. Вот самые распространенные из них

Миф №1: Войну начал Саакашвили

Войну начинает тот, кто к ней заранее готовится.
Кто к ней готовился и кто пытался предотвратить?
В июне-июле 2008 года различные информационные источники сообщают, что политическое решение о скорой (предположительно – в августе) войне с Грузией в Москве уже принято, что курирует подготовку лично Путин. Официальное информационное агентство «Осинформ» обнародует формулу будущей войны: «миротворческая операция по силовому принуждению агрессора к миру».
5 июля начинаются широкомасштабные маневры Северокавказского военного округа (СКВО) «Кавказ-2008». В них принимают участие 8 000 военнослужащих, 700 единиц бронетехники, корабли Черноморского флота. Официальная цель учений – подготовка к проведению «операции по принуждению к миру». В войсках раздают листовку «Воин, знай вероятного противника!» – с описанием вооруженных сил Грузии.
К границе с Грузией перебрасываются лучшие десантные подразделения российской армии из разных регионов страны. Они заменяют ранее дислоцированные там мотострелковые части. У полигона 58-й армии «Терское» на юге Северной Осетии разворачивается полевой военный госпиталь, способный принимать по 300 раненых в день.
После окончания маневров полевой госпиталь не демонтируется. Участвовавшие в них войска не возвращаются в места постоянной дислокации. Часть из них просачивается в Южную Осетию. Благо там как раз в эти дни (так совпало) завершено сооружение военной базы в Джаве.
К началу войны (то есть до 08.08.08 – официальной даты вступления российских войск в боевые действия) в Джаве было сосредоточено порядка 200 единиц бронетехники и передовые части 135-го и 693-го полков 58-й армии – свыше 1200 человек. В России до сих пор не признают это (а как признать, что российские войска для отражения грузинской агрессии дислоцированы в Южной Осетии до начала самой агрессии?), но свидетельства самих солдат и офицеров 58-й армии, появившиеся в СМИ, не оставляют в этом сомнений (см., например, подборку «Капитан Сидристый и другие» — http://iceaxe.livejournal.com/59774.html).
Одновременно с военной подготовкой шла информационная. 20 июля начались хакерские атаки на грузинские государственные и информационные сайты. Это был второй в истории известный случай кибервойны против государства. (Первый зафиксирован в 2007 году, когда после обострения отношений России и Эстонии из-за переноса памятника советским солдатам в центре Таллинна были обрушены сайты эстонских правительственных учреждений.) Завершающая атака произошла утром 8 августа — против русскоязычных информационных сайтов Грузии.
Зато с 1 августа из Владикавказа в Цхинвали стали в организованном порядке прибывать российские журналисты. Вскоре их число возросло до 50 человек, но ни одного иностранного (за исключением корреспондента украинского телеканала «Интер») среди них не было. Российские власти установили жесткую систему допуска: аккредитацию следовало получить и в Минобороны и в МИДе. Через это двойное сито могли просочиться только самые проверенные и доверенные.
Так были обеспечены условия не только для массированного вторжения, но и для того, чтобы о нем сообщалось лишь то, что следовало сообщать.
Самое существенное в этой многоходовой комбинации заключается в том, что в действительности война началась 29 июля 2008 года.
Именно в этот день начались военные действия. И начали их, в соответствии с планами из Москвы, полностью подконтрольные России южноосетинские вооруженные формирования.
Они приступили к массированному и систематическому обстрелу сел Южной Осетии, находящихся под юрисдикцией Грузии, и позиций грузинского контингента миротворческих сил. Огонь велся из минометов и 120-миллиметровых орудий, вообще запрещенных в зоне конфликта. Погибли люди.
Это не отдельное обострение в застарелом противостоянии сепаратистов с центральной властью. Это откровенная прелюдия войны. Сознательная провокация с целью вызвать ответные действия. Так городская шпана подсылает малолетку задираться с прохожим, чтобы затем выскочить из-за угла и навалиться всей шоблой с криком: «Не тронь мальца!»
Власти Тбилиси прекрасно понимали, чего от них ждут. Но долго сносить удары невозможно. К вечеру 1 августа грузины начинают ответный артиллерийский огонь по позициям боевиков в окрестностях Цхинвали. Осетины отвечает расширением зоны обстрела грузинских сел и усилением интенсивности огня. В ход идут уже крупнокалиберные минометы и 122-миллиметровые орудия.
Из Цхинвали начинается массовая эвакуация населения в Россию. В течение нескольких дней было вывезено более 20 тысяч человек. По оценкам, это половина действительного населения самопровозглашенной республики. Цхинвали становится почти безлюдным городом.
А через Рокский тоннель – единственный путь для прохождения тяжелой техники из Северной Осетии в Южную – движется российская бронетехника и войска.
Грузинские власти до последнего пытаются решить дело миром. Личный представитель Саакашвили Т. Якобашвили договаривается о встрече с южноосетинским руководством в Цхинвали 7 августа при посредничестве российского посла по особым поручениям Ю. Поповым.
Приезжает. Попова нет. Оказывается, по дороге спустило колесо. «Так поставьте запаску!» – советует грузинский министр российскому послу. – «А и запаска проколота», — отвечает посол. Такая беда. Представитель Южной Осетии отказывается вести переговоры без российского посредника.
Якобашвили ведет переговоры, с кем есть, — командующим миротворческими силами генералом Кулахметовым. Тот признается, что «больше не в состоянии контролировать осетинские подразделения». Что делать? «Объявите об одностороннем прекращении огня», — советует Кулахметов.
В течение часа Якобашвили решил вопрос. В 17:00 он объявляет Кулахметову о согласии грузинского правительства на односторонне прекращение огня. В 17:10 грузинские пушки смолкли. В 19:10 Саакашвили заявляет об этом в прямом телевизионном обращении на грузинском и осетинском и призывает к переговорам.
Ответом становится интенсификация обстрелов грузинских сел. К 23.00 они достигли пика. И в это же время из Рокского тоннеля выходит колонна российских войск со 100 единицам бронетехники. Вторжение началось.
Через полчаса Саакашвили отдаст приказ о начале военной операции.
Он мог поступить иначе? Конечно, мог.
Но для этого надо было забыть, что ты президент суверенной страны, что ты мужчина и что ты грузин. И если бы он это сделал – не был бы ни тем, ни другим, ни третьим.
Это была ситуация цугцванга: в войну его умело завели правители России, не оставив другого выхода.
Хочет войны, начинает войну тот, кто к ней готовится, тот, кто не дает противнику шанса ее избежать. Это была Россия.

Миф №2: Россия начала войну, чтобы прекратить геноцид осетин

Откуда это взялось.
Уже 8 августа президент Южной Осетии Э. Кокойты сообщил о том, что в результате обстрелов и боевых действий только в Цхинвали погибли 1400 человек – цифра не окончательная. На следующий день, 9 августа, официальный представитель МВД республики объявил о 2100 погибших мирных жителях в Цхинвали.
Эта цифра – более 2000 погибших – фигурировала потом везде: и в отчетах, и в репортажах СМИ, и в интернет-форумах.
Число жертв дополнялось примерами зверств грузинской военщины: стрельба из танков прямой наводкой по домам, где прячутся мирные жители, прицельный огонь из пулеметов по детям и старикам, сжигание домов вместе с живыми людьми, обезглавленные трупы девушек…
Но когда стали считать, выяснилось, что все не совсем так. В Цхинвальской больнице, куда поступали все раненные и погибшие осетины, за все время боев в городе приняли 273 раненых и 44 убитых, 90% пострадавших – южноосетинские ополченцы. Глава следственного комитета при прокуратуре России А. Бастрыкин заявил о 134 погибших мирных жителях Южной Осетии за все время войны, по словам Юлии Латыниной, «одним махом воскресив 1866 человек».
Но и после официального подсчета цифра «2000» осталась и в общественном сознании, и даже в выступлениях, интервью официальных лиц, включая Путина.
Хотя она изначально нереальна. Официальное число жителей Цхинвали до войны – 42 тысячи. После эвакуации в начале августа от них должна была остаться половина. Обычное соотношение убитых и раненых в зоне военных конфликтов 1:3. Значит, статистически на 2000 убитых должно было быть еще 6000 раненных. То есть почти каждый второй цхинвалец после грузинского штурма был бы ранен или убит. А будь так – смог бы такой смелый арифметик, как Кокойты, об этом умолчать? Но не сказал.
Как же нарисовались 2000 погибших уже на второй день? А так – какой геноцид без тысяч жертв! «Тысячи» – это хотя бы две. Так и вышло 2000. Скромно – по минимуму.
Что касается грузинских зверств, ни один факт не нашел подтверждения даже после проверки такой взыскательной организацией как Human Rights Watch. Ни одного рассказа очевидца – только пересказы рассказанного. Именно так распространяются слухи. Судя по их обилию и драматизму, это были специально распускаемые слухи. Профессиональная деза.
Зато этнические чистки грузин силами южноосетинских вооруженных формирований – не слухи. Грузинского населения в Южной Осетии, где грузинские села перемежались с осетинскими почти в шахматном порядке, больше не существует. Ограблены, изгнаны, убиты – некоторые грузинские села просто сравняли с землей. Сделано это руками храбрых воинов Кокойты. В боях они не отличились и почти не участвовали (а сам воинственный президент при первых сообщениях о продвижении грузинских войск к Цхинвали сбежал из столицы под сень русских танков в Джаву, с ними и вернулся), зато в расправах с мирными жителями и мародерстве душу отвели.
Их стараниями грузин в Южной Осетии больше нет. Зато на территории Грузии, за пределами Южной Осетии, жило и продолжает спокойно жить более 60 тысяч осетин. Что бы с ними стало, если бы грузины действительно затеяли геноцид? Вспомните армян в Баку во время Карабахского кризиса.
Но дело в том, что геноцида осетин в Грузии и со стороны грузин ни до войны, ни во время ее, ни после — не было. Не было и причины.

Миф №3: Россия начала войну, чтобы защитить своих миротворцев

Последнее, чего хотели грузины – воевать с российскими миротворцами.
Первое, что они сделали, начиная военные действия, — предупредили русский миротворческий контингент.
В 23.35 президент Саакашвили отдает приказ о начале операции, а в 23.40 командующий миротворческими силами Грузии бригадный генерал Мамука Курашвили сообщает о продвижении войск командующему русскими миротворцами генералу Кулахметову и просит не вмешиваться.
«Не все так просто», — ответил русский генерал грузинскому.
Еще до этого, на начальной стадии военных действий, осетинские артиллеристы и минометчики вели обстрел грузинских сел вблизи мест дислокации миротворцев, используя их как прикрытия, а то и пользуясь прямой помощью для наведения огня. Кулахметов в беседах с грузинскими официальными лицами это и не считал нужным отрицать. Во время наступления грузинских войск ключевые фигуры южноосетинского командования прятались в главном штабе. По международным нормам, это делало и его легитимной целью.
Тем не менее, в карте целей, выданных грузинским артиллеристам во время артподготовки, объекты миротворцев были отмечены как запретные для огня.
Для того, чтобы защитить своих миротворцев, российскому руководству не надо было вводить войска и тратиться на войну. Достаточно было запретить Кокойты использовать их в качестве прикрытия – и все бы остались целы. Но цель была иная.

Миф №4: Россия начала войну, чтобы защитить своих граждан

Российские власти сами создали свою искусственную диаспору в Южной Осетии, выдав гражданство РФ и российские паспорта тысячам жителей самопровозглашенной республики на территории Грузии. Юридически это расценивается как вмешательство во внутренние дела другого государства. Как оказалось – и фактически. Искусственная диаспора создавала искусственный повод для вмешательства: защита своих граждан – ничего, что новоиспеченных, нам дороги все.
Остроумно, конечно: так можно обеспечить оправдание для вторжения в любую страну.
Но не оригинально: точно так же Гитлер создал повод для аннексии Чехословакии в 1938 году под предлогом защиты прав судетских немцев и для предъявления территориальных претензий Польше. То же пытался сделать Милошевич в 90-х в расчлененной Югославии.
Во-первых, хорошая компания. Во-вторых, известно чем в конечном счете обернулась эта их защита «угнетенным соотечественникам».
Кто действительно выиграл от практически бесконтрольной выдачи российских паспортов жителям Южной Осетии – коррумпированная верхушка республики. Грузины обнаружили в захваченном Цхинвали сотни российских паспортов без подписи владельцев – на эти «мертвые души» наверняка начислялись пенсии и пособия из российской казны.

Миф 5: Грузия бомбила Цхинвали

А зачем?
Когда грузинские войска в ночь на 8 августа подходили к Цхинвали, они вели лишь заградительный огонь и обстрел административных зданий. В другом не было нужды. Грузины вошли в целехонький и полупустой город, который покинули не только большинство жителей, но и основные силы ополченцев. Кокойты с цветом своего воинства сбежал на российскую военную базу в Джаве. Грузинским войскам противостояли немногочисленные разрозненные группки партизан со стрелковым оружием. От танков они могли только убегать.
Бомбежки и обстрел города из «Градов» понадобились в последующие два дня, когда грузин выбивали из города подоспевшие на помощь осетинским братьям российские войска. Это были их бомбы и снаряды. Это на их совести большинство погибших мирных граждан (см. Миф №2) и разрушенный город.

Миф №6: Грузины позорно бежали

О ходе современных войн большинство из нас получает представление по телевизионным картинкам. Из картинки августовской войны зритель мог запомнить, как «бежали робкие грузины», оставляя технику и казармы с заправленными кроватями. И не мог увидеть, чего не показали.
Например, разгром российской колонны бронетехники грузинским спецназом 8 августа. Тогда из 120 танков и бронетранспортеров было уничтожено больше половины, тяжелое ранение получил командующий 58-й армией генерал Хрулев. По утверждению Саакашвили, этот эпизод задержал продвижение российских войск на два дня. А потом российское командование подтянуло такие силы, что в случае прямого противостояния грузинская армия была бы разгромлена полностью. И он отдал приказ отступить, чтобы было чем оборонять Тбилиси. Плетью обуха не перешибешь.
Понятно, что соотношение сил российской и грузинской армий настолько несоизмеримо, что ни о каком реальном противоборстве не может идти и речи. Но это скорее относится к Мифу №1 – о том, хотели ли грузины войны.

Миф №7: Война закончилась миром

Грузия лишилась 20% территории – земель, которые большинство грузин считает своими. Ни один грузинский президент не посмеет отказаться от них навсегда. И никто не поручится, что какой-нибудь из них не решится вернуть утраченное – в том числе и силой.
Россия приобрела в качестве сателлитов два формально независимых квазигосударства, которые, кроме нее самой, признали только такие влиятельные державы, как Никарагуа, Венесуэла и Науру – за 50 млн. долларов, а Вануату еще торгуется, ну и ХАМАС, который сам государством не является. Фактически – это два навечно дотационных региона России, обреченных быть черными дырами российского бюджета, оазисами дикой коррупции и криминала. Благополучия и даже спокойствия там не будет никогда, а возможности криминальных и национальных конфликтов — всегда.
Россия вернула себе советский имидж брутального агрессора, что, конечно, тешит национальное самолюбие, но бизнесу, дипломатии и в конечном счете безопасности страны только вредит.
Россия и Грузия стали и останутся непримиримыми врагами. Это надолго. После войны между двумя государствами началась настоящая «холодная война», а как показывает недавний опыт прошлого, в «холодной войне» не всегда побеждает тот, у кого оружия больше и армия сильнее.

Миф №8: Южная Осетия – земля Осетии, а не Грузии

Территория Южной Осетии – исконная часть Грузии, о чем говорят даже географические названия. Тот же Цхинвали, после войны в русской прессе и официальных документах переименованный в Цхинвал, не стал от этого менее грузинским, поскольку корень его – от древнегрузинского слова, означающего «граб». Осетины в столице Южной Осетии стали национальным большинством только к 1990 году. До межнациональных конфликтов заката СССР и вызванных им войн суверенитетов здесь практически не было антагонизма между грузинами и осетинами. Это даже не ситуация Косова, где на исконно сербской земле образовалось подавляющее албанское большинство. Этническая чистка, произведенная Кокойты при поддержке Путина в 2008-м слишком глубокая и свежая рана, чтобы она могла затянуться, а грузины с ней смириться.

Реклама

Пять кровавых дней 08 Август 2017 Георгий Кобаладзе Мемориал грузинским солдатам, погибшим в ходе конфликта Мемориал грузинским солдатам, погибшим в ходе конфликта Поделиться 2432 Распечатать Смотреть комментарии Годовщину российско-грузинского военного конфликта 2008 года, в Грузии традиционно начинают отмечать с 7, а не 8 августа. Высшее руководство страны и представители общественности возлагают венки на могилы сотен грузинских военнослужащих и мирных жителей, погибших в ходе боевых действий и бомбардировок. Согласно грузинской официальной версии тех трагических событий, вооруженный конфликт начался не 8-го, а в ночь на 7 августа: не с бомбардировки грузинской артиллерией города Цхинвали, а масштабной бомбардировки артиллерией осетинских вооруженных формирований грузинского села Авневи, где тяжелые ранения получили два грузинских миротворца из состава грузинского контингента трехсторонних (российско-осетино-грузинских) миротворческих сил, введенных в зону конфликта летом 1992 года согласно «дагомысским соглашениям». В докладе комиссии Европейского союза (так называемом «докладе Хайде Тальявини») говорится, что «кульминацией» долгого периода провокаций и роста напряженности стал артиллерийский обстрел Цхинвали в ночь на 8 августа. В том числе из установок «Град». Грузинская сторона никогда не отрицала очевидное – установки «Град» применялись. А Россия на официальном уровне до сих пор отрицает, что именно российская армия 12 августа обстреляла город Гори (недалеко от Цхинвали) ракетой SS-26 «Искандер» с кассетной боевой частью. Ракета разорвалась в центре Гори, совсем рядом от знаменитого памятника Иосифу Сталину, который сейчас уже снесен властями. Воронка, оставленная российским снарядом на центральной площади Гори Воронка, оставленная российским снарядом на центральной площади Гори В результате обстрела центральной площади Гори погибли десятки мирных жителей, в том числе голландский телеоператор. Обломки ракеты «Искандер» до сих пор хранятся в МВД Грузии. Как и все материалы, доказывающие применение кассетных боеприпасов. С другой стороны, грузинская армия тоже использовала «кассетное вооружение», но министерство обороны Грузии утверждает, что кассетные снаряды применялись только дальнобойной артиллерией для бомбардировки автодороги от Рокского тоннеля к Цхинвали, по которой с 8 августа двигались колонны российской военной техники. Откровения бывшего главнокомандующего Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили до сих пор пытается объяснить общественности, почему в ночь на 8 августа он отдал армии приказ о масштабном наступлении для «восстановления конституционного порядка» в Южной Осетии. Последнее его интервью на этот счет было недавно показано в эфире телекомпании «Рустави-2». В этом интервью Михаил Саакашвили сказал (причем впервые) много интересного о своих мотивах в те дни. Бывший президент напомнил, что вечером 6 августа уже собирался лететь в Пекин для участия в церемонии открытия Олимпийских игр, но ему сообщили, что югоосетинские вооруженные формирования начали масштабный обстрел грузинских сёл Южной Осетии. В том числе села Авневи и крупнейшего в регионе села Тамарашени из так называемого «грузинского анклава», примыкающего к Цхинвали с севера. По словам Саакашвили, президент Южной Осетии Эдуард Кокойты к тому времени открыто заявил о решимости «очистить Лиахвское ущелье». Защитить Тамарашени и Лиахвское ущелье, примыкающее к Цхинвали с севера, с военной точки зрения можно было лишь масштабной атакой с юга на сам Цхинвали. Во всяком случае именно так свои действия объясняет экс-президент. Но гораздо интереснее и примечательнее другая фраза Михаила Саакашвили. В упомянутом интервью он так смоделировал вероятный ход событий: грузинская армия бездействует; осетинские и северокавказские добровольческие формирования атакуют грузинские села Лиахвского ущелья со стороны Цхинвали и с севера, со стороны Джавы; грузинские беженцы массово покидают дома и прибывают в Тбилиси; в столице начинаются волнения – оппозиция обвиняет президента в неспособности и безволии защитить грузинское население Южной Осетии; воспользовавшись массовыми беспорядками в столице и растерянностью армии, в Тбилиси врываются осетинские и северокавказские формирования; при этом запад «пожимает плечами», поскольку война приобретает характер грузино-осетинского, а не российско-грузинского конфликта, то есть не конфликта между «большой Россией и независимой Грузией», а между грузинским государством и осетинским национальным меньшинством. «В этом случае отношение Запада к данному конфликту было бы совершенно иным», – заявил Михаил Саакашвили. Он дал понять, что именно приказ о бомбардировке Цхинвали и масштабная атака на Южную Осетию заставила Россию и российскую армию выйти из комфортного положения наблюдателя за грузино-осетинским конфликтом и активно включиться в боевые действия. «Как следствие, Запад активно вмешался, мы спасли Тбилиси, а также нашу государственность», – подчеркнул Михаил Саакашвили. Ранее, в другом своем выступлении, опять-таки говоря о причинах и возможных последствиях «пятидневной войны», бывший президент произнес удивительную фразу: «В те дни была опасность, что над Тбилиси мог взвиться осетинский флаг, а Запад «пожал бы плечами» и сказал, чтобы мы разбирались с осетинами, а не с Россией, которая тут якобы ни при чем». Независимое информационно-аналитическое агентство GHN, комментируя откровения бывшего президента, отмечает, что, судя по высказываниям Михаила Саакашвили, в те дни президент оказался перед выбором между «плохим» и «еще худшим». Плохо то, что произошло после вмешательства России и в ответ на масштабную атаку грузинской армии на Цхинвали, а еще хуже – это сценарий с гражданской войной в Тбилиси с участием грузинских беженцев из Южной Осетии, обвинениями в адрес президента в неспособности защитить грузинское население Южной Осетии, разложение вооруженных сил и захват Тбилиси не российской армией, а осетинскими и казачьими формированиями, как это произошло в Абхазии во время войны 1992–1993 годов, когда Москва открыто не вмешивалась, но сил абхазского ополчения, казачьих формирований и конфедерации горских народов Кавказа, при полном равнодушии и неучастии Запада, вполне хватило для изгнания из Абхазии грузинских войск вместе с грузинским населением республики. Факты и интерпретации У трагической статистики «пятидневной войны» есть одна странная на первый взгляд особенность: в первые годы после конфликта было точно установлено, что с 8 по 12 августа с российской стороны погибло 67 военнослужащих. В том числе российские миротворцы. Кроме того, скрупулезно подсчитано, что в период с 8 по 12 августа погибли 170 грузинских военнослужащих (в том числе грузинских миротворцев из состава трехсторонних МС), 14 сотрудников МВД Грузии и 224 мирных жителя – грузин. Число раненых мирных жителей и военных составляет 2232 человека. Столь же точно известно, сколько осетинских мирных жителей погибло с 8 по 12 августа: Следственный комитет при прокуратуре РФ через год опубликовал официальные данные: за пять дней конфликта погибло 162 мирных жителя Южной Осетии. А неясность в том, что до сих пор неизвестно, сколько за тот же период (то есть с 8 по 12 августа 2008 года) погибло военнослужащих югоосетинской армии. Официально такой армии не существовало, но она проводила военные парады в Цхинвали и имела на вооружении тяжелую артиллерию, которой и были обстреляны село Авневи, Тамарашени и другие села Лиахвского ущелья, начиная с утра 7 августа. Сразу после начала боевых действий югоосетинская армия в интересах информационной войны была переименована в «ополчение». Но вновь возникает вопрос: неужели среди югоосетинского ополчения никто не погиб с 8 по 12 августа 2008 года? Почему есть точные данные о количестве погибших мирных жителей Южной Осетии, но нет никаких достоверных данных о числе погибших среди бойцов осетинского ополчения? Многие грузинские эксперты делают вывод, что практически все из 162 «мирных жителей» Южной Осетии, упомянутых в итоговом докладе главы СК российской Генпрокуратуры Александра Бастрыкина, как раз и были бойцами ополчения, но официально имели статус «мирного жителя», поскольку ни югоосетинской армии, ни югоосетинского ополчения формально юридически не существовало. Над этим вопросом работал известный эксперт Торнике Шарашенидзе: – Неизвестно, сколько осетинских бойцов погибло с 8 по 12 августа 2008 года. Еще до 8 августа начался обстрел грузинских сел со стороны позиций осетинских формирований. После 8 августа российская пропаганда утверждала, что погибли 2000 мирных жителей. В конце концов признали, что погибло 162 мирных жителя. Но возникает вопрос: а сколько погибло со стороны осетинских формирований? А раз ничего не сообщается о числе погибших осетинских бойцов, то у нас есть полное право предположить: почти все упомянутые 162 «мирных жителя» как раз и были осетинскими бойцами, погибшими в ходе боев с 8 по 12 августа. Тем не менее, Торнике Шарашенидзе не полностью разделяет и версию бывшего президента Саакашвили о причинах и мотивах его (мягко говоря) импульсивного решения 8 августа: – После того как на бухарестском саммите Грузия не получила «план действий по членству в НАТО», Россия почувствовала слабость Запада – его неготовность защищать Грузию. И Москва начала действовать. Россия уже тогда фактически открыла посольства в Цхинвали и Сухуми; кроме того, Россия ввела дополнительные войска в Абхазию. Таким образом, форсированно шел процесс аннексии этих территорий. Именно это и подтолкнуло Михаила Саакашвили к необдуманным действиям – Абхазия и Южная Осетия фактически уже терялись для Грузии. Россия к тому моменту их уже аннексировала, хотя и не признавала формально их независимость. Вряд ли последующие события на Украине – аннексия Крыма, создание ДНР и ЛНР могут изменить что-либо в нынешнем раскладе вокруг Южной Осетии, а также Абхазии, откуда российские войска, кстати, вторглись в западную Грузию 10 августа 2008 года, одновременно изгнав из Кодорского ущелья местное грузинское население вместе с частями грузинской армии. Гораздо важнее, существуют ли гарантии невозобновления войны. На днях член кабинета министров Грузии, министр здравоохранения Давид Сергеенко заявил, что процесс строительства российскими войсками в Южной Осетии пограничных заграждений, рвов и инсталляция колючей проволоки на границе не выходит за территорию бывшей Юго-Осетинской автономной области. Тем самым министр отверг утверждения ряда грузинских политиков о том, что Россия проводит политику «ползучей оккупации» остальной территории страны. Это заявление министра было воспринято как косвенное, но все же официальное признание реалий, сложившихся в результате краткого, кровавого и ожесточенного военного конфликта августа 2008 года. Военный марш вдоль Южной Осетии В дни девятой годовщины конфликта в Грузии проходят самые масштабные за всю историю страны военные маневры государств – членов НАТО, в том числе США, ФРГ, Турции, Великобритании и Словении. Кроме того, в учениях участвуют подразделения армий самой Грузии, а также Украины и Армении. Всего 2800 военнослужащих, сотни единиц военной техники – американские танки «Абрамс», бронетранспортеры и боевые машины пехоты немецкого и нидерландского производства. Огромная колонна бронированной техники и личного состава 1 августа направилась из порта Поти через всю Грузию на бывшую российскую военную базу Вазиани, недалеко от Тбилиси. Значительная часть маршрута военной колонны проходила вдоль границы с Южной Осетией. На некоторых участках эта граница находится всего в 400 метрах от автомагистрали Поти – Тбилиси. Учения НАТО 2017 года в районе Поти Учения НАТО 2017 года в районе Поти Политолог Георгий Нодия делает вывод, что с 2008 года, особенно на фоне событий в Крыму и на Донбассе, восприятие действий России со стороны Запада кардинально изменилось: – 2008 год все-таки многое изменил в международных отношениях. Это был первый случай после Второй мировой войны, когда одно европейское государство насильственно изменило границы другого, соседнего государства. Затем аналогичная интервенция произошла на Украине. По сути происходит противостояние России и Запада. В 2008 году это не было ясно многим. Тогда некоторые пытались всё объяснить субъективными причинами – личным отношением между Саакашвили и Путиным. Но сейчас уже всем ясно: именно в 2008 году открылась новая глава отношений между Россией и Западом. Столь явная демонстрация военной мощи США и НАТО на Южном Кавказе, а также высказывания вице-президента США Майка Пенса, озвучившего в ходе своего двухдневного визита послания президента Дональда Трампа, убеждают грузинскую общественность в том, что западные союзники, во-первых, уже не верят (тем более на фоне событий в Донбассе) в миф об «абсолютно неспровоцированной агрессии Грузии против мирной Южной Осетии», но в то же время предупреждают грузинских политиков, что Запад никогда не поддержит какие бы то ни было попытки насильственного восстановления территориальной целостности Грузии, но готов поддержать свободное и независимое развитие территории, находящейся под контролем грузинского правительства.